Облачные переводы как практика осознания

Posts tagged ‘эпоха Просвещения’

Роланд Бенедиктер, Маркус Молц. Становление неоинтегративных мировоззрений

Становление неоинтегративных мировоззрений: В направлении рациональной духовности для возникающей планетарной цивилизации? [1]

Роланд Бенедиктер (Европейский центр Стэнфордского университета) и Маркус Молц (Люксембургский университет)

Глава 1 из книги «Критический реализм и духовность» (Hartwig M., Morgan J. (eds.). Critical realism and spirituality. — Routledge, Taylor & Francis Group, 2011. P. 29–74.).

Перевод: Евгений Пустошкин, Александра Никулина, апрель 2013

Перевод сделан по заказу и инициативе Московского интегрального клуба.

[Оригинал на англ. яз.]

«Критический реализм и духовность»

«Критический реализм и духовность»

Только такая жизнь, такая культура, которая ничего не исключает … может дать настоящее, прочное удовлетворение всем потребностям человеческого чувства, мышления и воли…

(Владимир Соловьёв, 1877)

В данной главе предлагается введение в современное положение дел в сфере мировоззрений, касающихся неоинтегративных движений. В нынешней констелляции европейско-западного полушария наблюдается значительное возрастание «духовно» информированных парадигм, которые в то же время утверждают, что они «рациональны». Хотя эти парадигмы иногда и прибегают к неоднозначному толкованию концепций «духовности» и «рациональности», обладают большим многообразием свойств, нередко противопоставляются друг другу и имеют различный характер, можно сказать, что их объединяет, в большинстве случаев, стремление быть интегративными, всевключающими («инклюзивными», — прим. пер.) и интегральными (целостными, — прим. пер.). Эти термины подразумевают попытку примирить духовность и рациональность, трансценденцию и секуляризм, а также «реализм» и «номинализм», причём целью является построение в основании западной цивилизации более сбалансированного мировоззрения в сравнении с теми, которые нам по сию пору были доступны и в большинстве своём склоняются либо к секулярному номинализму — с одной стороны, либо к религиозному трансцендентализму — с другой.

Чтобы охватить современные попытки развить интегративные мировоззрения, настоящий текст описывает некоторые из важнейших свойств современной мировоззренческой констелляции в западном полушарии; во-вторых, он выносит на обсуждение проблему некоторых парадигматических попыток придти к интегративной, всевключающей или интегральной мысли, которые существуют в современности, включая и некоторые переходные движения, появившиеся в промежутке между концом 1960-х и сегодняшним днём; и, в-третьих, описывает воззрения некоторых из наиболее влиятельных тенденций и траекторий в направлении интегральных мировоззрений, то есть в направлении примирения рациональности и духовности.

Результатом нашего критического изучения данного вопроса является вывод, что, если развивать их должным образом, то есть, в полном соответствии с правилами современных академических исследований, интегративные мировоззрения могут предоставить, по меньшей мере, потенциально полезные «слои стратификации» (Томас Фараро) в качестве инструментов, дополняющих имеющееся у нас в мэйнстримовой науке и культуре. Это нужно для того, чтобы ускорить построение более сбалансированной цивилизационной парадигмы, которая удовлетворяет потребности надвигающегося возникновения первой «планетарной цивилизации» (Митио Каку, Дженнифер Гидли). Предоставляя более панорамную картину актуальных на сегодня вопросов, неоинтегративные мировоззрения потенциально могут способствовать созданию (само)критических систем координат, которые позволят всеохватно работать с большинством важнейших проблем нашего времени.  (далее…)

Реклама

Эд Махуд. Фундаментальный сдвиг и настоящее: вечно-присутствующее начало — обзор работ Жана Гебсера

Фундаментальный сдвиг и настоящее: вечно-присутствующее начало — обзор работ Жана Гебсера

Эд Махуд-мл.

1996

Пер. с сокращениями © Дарья Амосова, 2009

[Оригинал на англ. яз.]

Портрет Жана Гебсера акварелью (© Фабрицио Кассетта)

Портрет Жана Гебсера (© Фабрицио Кассетта, акварель)

. . . Всю жизнь изучая литературу, поэзию, психологию и науку, [Жан] Гебсер обладал уникальным сочетанием талантов для изучения предмета своего интереса: развития сознания. Чем лучше мы понимаем силы, задействованные в этом процессе силы, и нашу в нем роль, тем лучше мы можем соответствовать вызовам, которые перед нами предстают, а мир и вправду становится «лучшим из миров». Основной предпосылкой работы Гебсера является то, что мы находимся на стадии образования новой структуры сознания. Автор выявляет четыре мутации, или волны, эволюции человеческого сознания на протяжении нашей истории. Это не просто смена перспективы, это не просто изменение парадигмы (хотя мир может выглядеть просто неадекватным с такой точки зрения); скорее, это абсолютно иной способ восприятия реальности. Эти четыре мутации отражают пять отдельных эпох человеческого развития, которые не изолированы друг от друга, но, напротив, взаимосвязаны таким образом, что признаки всех предыдущих стадий можно обнаружить в последующих. Все эти стадии рассматриваются с точки зрения многомерности, начиная с геометрического нуля и продвигаясь к четырем измерениям — стадии, которую мы превосходим в настоящее время. Гебсер называет эти стадии архаической, магической, мифической, ментальной и интегральной соответственно.

Еще одним ключевым элементом теории Гебсера являются два понятия: скрытое и видимое (latency & transparency). Первое относится к тому, что скрыто; как описывает Гебсер, то, что скрыто — это доказуемое присутствие будущего. [3] В этом смысле семена всех последующих фаз эволюции содержатся в текущей. Именно благодаря этому и происходит последующая интеграция. Второе понятие, видимое, относится  к тому, что присутствует на данный момент. Согласно Гебсеру, видимое (или прозрачное) — это форма проявления (прозрения) духовного. [4] Возможно, это наиболее важные из постулатов его теории. Источник, из которого все проистекает, является духовным, и все фазы эволюции сознания — это свидетельства всегда меньшей скрытой и всегда большей видимой духовности, неотъемлемо присущей бытию. Без понимания этой фундаментальной и базисной идеи, нельзя понять ни теорию Гебсера, ни самих себя. В его теории описывается не только интеллектуальное развитие, сколько гораздо более очевидное проявление духовного, лежащего в основании самой по себе идеи эволюции, и поддерживающего ее. И наконец, нельзя не упомянуть еще один элемент. Проявление этих структур происходит в виде дискретного квантового скачка, а не медленно и постепенно, как это постулирует, к примеру, дарвиновская теория. Поскольку разные люди и культуры проявляют разные структуры в одно и то же время, они накладываются друг на друга, но распознать определенную стадию достаточно легко, и ожидается, что все культуры будут следовать одной и той же модели.  (далее…)

­Кен Уилбер. Фрагмент А. Примечания 20–30

Фрагмент А: Интегральная эпоха на передовом краю. Примечания 20–30

«Excerpt A: An Integral Age at the Leading Edge. Notes 20–30» © Кен Уилбер, 2003

Пер. с англ. © Евгений Пустошкин, 2013

Кен Уилбер Фрагмент А Отрывок А

 

Навигация по «Фрагменту A»

Введение в фрагменты из второго тома трилогии «Космос»

Введение

Часть 1. Космическая карма: почему настоящее немного похоже на прошлое?

Часть 2. Космические привычки как вероятностные волны

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 1)

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 2)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 2)

Часть 5. Интегральный методологический плюрализм

Примечания 1–8

Примечания 9–19

Примечания 20–30

Примечания 20–30

[20] Также они приняли участие в абсолютизме волны: модерн абсолютизировал оранжевую волну, а постмодерн — зелёную.

[21] См. прим. 10.

[22] И, разумеется, дочеловеческие холоны врезаны ещё глубже: они врезаны в Космос не просто на одну милю, а на сотни, тысячи и миллионы миль. Наиболее фундаментальные холоны (такие как струны, кварки и субатомные частицы) присутствуют в истории фактически от самого Большого взрыва, а посему их морфогенетические борозды с самого начала оказались врезаны в Космос. Последующие холоны — от атомов и молекул до клеток, организмов и триединого мозга — врезаны менее глубоко, а следовательно — менее фундаментальны (но более значимы, ведь они превзошли и включили своих предшественников — см. «Краткую историю всего»). К тому времени, как мы доходим до человеческих холонов, хотя они составные и включают предыдущие холоны, их определяющие или образовывающие холоны врезаны в Космос тончайшим образом; таким образом, хотя они ещё менее фундаментальны, они намного более значимые, трансцендирующие и включающие, ведь они включают всю историческую резьбу Космоса — прегензивное объединение, чьи субощущения простираются до самого начала истории, вплоть до самого Большого взрыва.  (далее…)

Кен Уилбер. Фрагмент А. Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

Фрагмент А: Интегральная эпоха на передовом краю. Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

«Excerpt A: An Integral Age at the Leading Edge. Part 4, page 1» © Кен Уилбер, 2003

Пер. с англ. © Евгений Пустошкин, 2013 

Кен Уилбер Фрагмент А Отрывок А

Навигация по «Фрагменту A»

Введение в фрагменты из второго тома трилогии «Космос»

Введение

Часть 1. Космическая карма: почему настоящее немного похоже на прошлое?

Часть 2. Космические привычки как вероятностные волны

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 1)

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 2)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 2)

Часть 5. Интегральный методологический плюрализм

Примечания 1–8

Примечания 9–19

Примечания 20–30

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

Постмодернистские эпистемологии (от Ницше и Хайдеггера до Гадамера, Фуко, Деррида и Лиотара) преуспели в двух глубинных вещах: привнесли невероятно важные истины в игру человеческой эпистемологии; и внесли полную и безвозвратную путаницу в целую дисциплину. В любом интегральном методологическом плюрализме требуется ценить частичные истины постмодернизма, но при этом избегать той обессиливающей путаницы, которая до сих пор его сопровождала.

Главный спор между эпистемологиями постмодерна и эпистемологиями модерна/домодерна касается вопроса, возлежит ли груз истины на относительности, или же на универсальности: или, если выразить то же самое иначе, являются ли более фундаментальными интерпретации, или же сами факты. Сама форма данного спора, однако, показывает, что он практически всецело разворачивается в парадигме первого порядка (то есть в первопорядковой машине предписаний по генерированию данных): весь спор развернулся между синими фундаменталиями, оранжевыми универсалиями и зелёными плюрализмами, где один из вариантов воспринимается истинным, а остальные — ложными. Второпорядковая бирюзовая парадигма, с другой стороны, открывает более плодотворный способ работы: выявлять частичные истины, содержащиеся во всех перечисленных позициях, а затем реконтекстуализировать их в рамках более всеобъемлющей и сострадательной системы координат, выражая тем самым саморефлексивный бирюзовый аспект понимания AQAL-матрицей самой себя. Перейдя к такому способу осмысления, мы осознаем, что данная дискуссия не представляет собой спора между фактами и интерпретациями; напротив: данная дискуссия подразумевает понимание того, как обе стороны — факты и интерпретации — являются неотъемлемыми измерениями данного и любого другого мгновения.

Лично мне ещё не встретилось ни одного другого подхода, который ближе бы подходил к интеграции истин подходов домодерна, модерна и постмодерна. Напротив, существующие сегодня подходы, как правило, выбирают тот или иной из этих аспектов (домодерн, модерн или постмодерн) и жёстко порицают остальные, — увы, таков живой пример менталитета первого порядка, всё ещё воюющего со своими соседями. Давайте рассмотрим, можно ли вместо этого предложить второпорядковый компонент, который ценит каждый из данных подходов путём их реконтекстуализации в более крупной системе координат — системе координат, которая спасает то истинное, что в них имеется, посредством определения границ их применимости. Говоря иными словами, путём освобождения всех подходов от свойственных им абсолютизмов, их проверенные частичные истины могут быть замечены, включены и охвачены в непрерывном развёртывании стремления данного мгновения к воплощению.  (далее…)

Кен Уилбер. Фрагмент А. Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 2)

Фрагмент А: Интегральная эпоха на передовом краю. Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 2)

«Excerpt A: An Integral Age at the Leading Edge. Part 3, page 2» © Кен Уилбер, 2003

Пер. с англ. © Евгений Пустошкин, 2013 

Кен Уилбер Фрагмент А Отрывок А

Навигация по «Фрагменту A»

Введение в фрагменты из второго тома трилогии «Космос»

Введение

Часть 1. Космическая карма: почему настоящее немного похоже на прошлое?

Часть 2. Космические привычки как вероятностные волны

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 1)

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 2)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 2)

Часть 5. Интегральный методологический плюрализм

Примечания 1–8

Примечания 9–19

Примечания 20–30

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 1)

Пятый фактор

Ещё один компонент, который зачастую упускается из виду в большинстве рассмотрений социальной трансформации, это «всеуровневая» часть параметров AQAL. Возрастание внешнего или социального развития может устойчиво поддерживаться лишь соответствующим возрастанием внутреннего развития сознания и культуры. История показывает, что просто пытаться установить новую форму правления, политическую систему или социальную сеть распределения без соразмерного ей развития уровней во внутренних измерениях сознания гарантирует провал социальной трансформации.

Например, сама по себе концепция общественного договора (которая является основой большинства форм комплексной легитимации, включая и современные представительные демократии) — это плод 5-й стадии морального развития (оранжевый или выше). И всё же оранжевая вероятностная волна возникла в достаточно широких масштабах лишь три века назад. По этой причине не случайно, что демократические системы правления (по природе своей основывающиеся на общественном договоре) представляют собой недавнее развитие в человеческой эволюции, появившееся в каких-либо крупных масштабах лишь после Просвещения на Западе.

В действительности именно историческое эмерджентное возникновение оранжевой вероятностной волны в левосторонних квадрантах (то есть гебсеровский переход от мифического к ментальному) в совокупности со значительным развитием технико-познавательных способностей, нашедших воплощение, к примеру, в паровом двигателе, заменившем ветряные мельницы (в правосторонних квадрантах), ввело Эрос в последовательность историко-эволюционных развёртываний и, как следствие, привело к сильному возрастанию вероятности, что среди революций, происходивших в то время, по меньшей мере некоторые из них будут нести значимый, вертикальный, подлинно трансформирующий характер.  (далее…)

Кен Уилбер. Фрагмент А. Часть 2. Космические привычки как вероятностные волны

Фрагмент А: Интегральная эпоха на передовом краю. Часть 2. Космические привычки как вероятностные волны

«Excerpt A: An Integral Age at the Leading Edge. Part 2» © Кен Уилбер, 2003

Пер. с англ. © Евгений Пустошкин, 2013 

Кен Уилбер Фрагмент А Отрывок А

Навигация по «Фрагменту A»

Введение в фрагменты из второго тома трилогии «Космос»

Введение

Часть 1. Космическая карма: почему настоящее немного похоже на прошлое?

Часть 2. Космические привычки как вероятностные волны

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 1)

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 2)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 2)

Часть 5. Интегральный методологический плюрализм

Примечания 1–8

Примечания 9–19

Примечания 20–30

Часть 2. Космические привычки как вероятностные волны

Пролог

Предлагаю начать с приведения ряда примеров того, как происходит космическое наследование в человеческих холонах. Общий тезис, разумеется, состоит в том, что определённые индивидуальные и коллективные прегензии и формы (во всех квадрантах) в некоторой степени наследуются. Это значит, к примеру, что все волны вплоть до современного передового края эволюции (что в отношении людей, по грубым прикидкам, значит примерно вплоть до зелёной волны) наследовались в виде морфогенетических борозд (morphogenetic grooves) и полей контекстов. Первоначально они возникли отчасти как творческая новизна на передовом краю эволюции, но впоследствии сложились в виде космических привычек и, тем самым, сформировали часть строительных блоков для будущих событий.

Чем старше мем, тем, конечно же, более фиксированной является космическая привычка. Так, базовые свойства бежевого уровня, или сенсомоторной волны, сходны по всему миру: все люди, без исключения, нуждаются в еде, воде, тепле и крове. Пурпурный сопровождал нас по меньшей мере 30 000 лет; красный — по меньшей мере 10 000 лет; синий — примерно 3000 лет, — так что, если говорить относительно, в их глубинных свойствах осталось довольно мало места для манёвра: эти волны превратились в морфогенетические борозды интенсивных паттернов привычек, которые почти невозможно разрушить (несмотря даже на то, что первоначально они возникли отчасти как проявление творческой свободы). Оранжевому только 300 лет, но большинство его форм, по всей видимости, уже сложились. Зелёному, с другой стороны, всего-то примерно 30 лет (если говорить о какого-либо рода коллективных масштабах), так что в структуре зелёной волны ещё осталось довольно много пространства для маневрирования: она ещё не превратилась в полностью сложившуюся привычку. Передовой край сегодня находится приблизительно на жёлтом: это значит, что любой из вас, кто прокладывает новаторский путь интегральных идей и практик, на самом деле создаёт космические привычки, которые будут унаследованы будущими поколениями, даже хотя будущие поколения и продолжат своё движение за пределы жёлтого.  (далее…)

Облако меток