Облачные переводы как практика осознания

Posts tagged ‘теория систем’

Кен Уилбер. Ответ критическому реализму в защиту интегральной теории

Ответ критическому реализму в защиту интегральной теории

Кен Уилбер

17 января — 2 мая 2013

Перевод © Евгений Пустошкин, май 2013

[Оригинал на англ. яз.]

Кен Уилбер квадранты

Ниже представлены два длинных примечания и один отрывок из моей недавно дописанной книги «Секс, карма, творчество», представляющей собой второй том трилогии «Космос», первым томом которой был «Секс, экология, духовность». Отчасти они были написаны в ответ на недавние статьи о критическом реализме и интегральной теории; и, хотя в них определённые аспекты критического реализма оцениваются высоко, данные выдержки однозначно выступают в поддержку интегральной теории. — Кен Уилбер

Глава «Индивидуальное и социальное», примечание 4:

[1] 4. Интегральную теорию (ИТ) и критический реализм (КР) объединяет много общего, однако есть и много существенных различий. Можно начать с того, что критический реализм отделяет эпистемологию от онтологии и делает онтологию уровнем «реального»; тогда как в интегральной теории эпистемология и онтология не могут быть настолько раздроблены и расколоты, а, напротив, являются двумя коррелирующими измерениями любого Целого события (частью тетраизмерений любого холона). Реализм считает, что есть онтологические реалии, которые не зависят от человека или человеческих теорий — включая и значительную часть уровня «реального» (здесь можно привести такие феномены, как атомы, молекулы, клетки и т. д.), — и ИТ с этим согласна, однако с одним важным различием: ИТ свойственен панпсихизм (термин, который мне не нравится, я предпочитаю термин «панинтериоризм» [англ. pan-interiorism, где —interior- означает «внутреннее измерение», — прим. пер.], что означает, что все существа имеют измерения внутреннего, или протосознание, в духе Уайтхеда, Пирса, Лейбница и т. д.), — а именно: атомы не зависят от того, чтобы их познавали люди, однако они и вправду зависят от того, чтобы их познавали другие атомы. Аспект «прегензии» атомов (протопознание, протоощущение, протосознание) помогает атомам созадействовать аспект бытия, или онтологии, друг у друга: их собственные эпистемология и онтология, таким образом, неразрывно связаны и взаимосозидательны. Прегензия атома есть часть его собственной онтологии (верно и обратное); по мере того, как каждый атом прегензивно познаёт своего предшественника, он играет важную роль в вызывании или задействовании его, точно так, как его собственное бытие частично зависит от пребывания прегензивно познанным / узнанным / включённым своим предшественником. Если мы на мгновение повременим с вопросами квантовой механики (см. ниже), ничто из этого в своём существовании, или бытии, не зависит от людей, и всё же прегензия-ощущение-познавание атома является неотъемлемым аспектом этого уровня «реального». Сознание не является чем-то, что можно убрать из сущего, чтобы оставить свободную от сознавания «онтологию», которая только себе лежит да поджидает, когда же её наконец-то познает какое-то другое сознающее существо. Напротив, сознание простирается до самого низа и формирует часть внутренне присущих каждому онтологическому существу, или холону, сознавания и созидательности. «Предельная категория» Уайтхеда — а именно: «творческое продвижение в новизну» — является частью прегензии каждого бытия, существующего во вселенной, и аспект созидательности нельзя отрезать от аспекта бытия без нанесения насильственной травмы. Постулировать наиболее фундаментальный уровень реальности в качестве исключительно онтологии — бытие без познания, сознания или творчества — по сути представляет собой ход первопорядковых уровней развития, который раскалывает на куски Целостность данного и любого реального события.

Аналогичным образом и духовная трансценденция (Эрос) тоже простирается до самого низа. С неоуайтхедианской точки зрения, характерной для ИТ, каждое новое мгновение обретает бытие в качестве субъекта (со всеми четырьмя квадрантами) и оно прегензивно познаёт (тетрапрегензирует) своих предшествующие мгновения, которые теперь становятся объектом (во всех четырёх квадрантах) для этого нового субъекта. Новый субъект «превосходит и включает» старый субъект (теперь ставший объектом), а посему они взаимосотворяют друг друга: старый субъект, который теперь является объектом и включён в новый субъект, помогает сформировать очертания самого субъекта через простой факт бытия включённым в него, действительно им охваченным и, таким образом, в некоторой степени предопределяющим его. Также новый субъект, включая старый субъект, играет важную роль в вызывании или задействовании его, в ходе этого процесса совместно сотворяя его бытие как таковое в виде нового объекта. И новый субъект, в свою очередь, добавляет свою степень творчества, сознания и новизны, а посему на самом деле участвует в совместном творении нового бытия в самом акте прегензивного объединения. Это «превосхождение и включение» простирается до самого низа, включает малейшие микросубатомные частицы, проходит через все действительные мезоуровни развития (где, как Киган выразился применительно к человеческому развитию, «субъект одного уровня становится объектом субъекта следующего»; это есть мезоуровень уайтхедовской прегензии, а именно: то, что «субъект настоящего мгновения становится объектом субъекта следующего мгновения», теперь уже действует на более масштабном, высоком, сложном и сознательном уровне) и пронизывает все макропрактики медитации, где трансценденция является общей целью и происходит через объективизацию состояний-стадий от грубого через тонкое и причинное к Истинному Я и затем предельному Духу (причём каждое состояние-стадия превосходит и включает предыдущую: субъект одной стадии становится объектом следующей). Этот Эрос (который, безусловно, можно считать духовным) является основной движущей силой эволюции как таковой, начиная с самого начала, с момента Большого взрыва, и заканчивая всем, вплоть до предельного Просветления. Как выразился Эрих Янч, эволюция — это «самоорганизация через самотрансценденцию», и эта «трансценденция и включение» является сущностной формой перетекающего из мгновения в мгновение развёртывания реальности.  (далее…)

­Кен Уилбер. Фрагмент А. Примечания 1–8

Фрагмент А: Интегральная эпоха на передовом краю. Примечания 1–8

«Excerpt A: An Integral Age at the Leading Edge. Notes 1–8» © Кен Уилбер, 2003

Пер. с англ. © Евгений Пустошкин, 2013

Кен Уилбер Фрагмент А Отрывок А

Навигация по «Фрагменту A»

Введение в фрагменты из второго тома трилогии «Космос»

Введение

Часть 1. Космическая карма: почему настоящее немного похоже на прошлое?

Часть 2. Космические привычки как вероятностные волны

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 1)

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 2)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 2)

Часть 5. Интегральный методологический плюрализм

Примечания 1–8

Примечания 9–19

Примечания 20–30

Примечания 1–8

[1] Alexander and Colomy, «Neostructuralism today», in G. Ritzer (ed.)., «Frontiers of Social Theory».

[2] Строго говоря, коллективный или общественный холон (культурный или социальный) не имеет единой организующей деятельности, воли или сознания, а следовательно — общественные холоны напрямую прегензивно не познают своих предков, или предыдущие общественные холоны, так же, как это делают индивидуальные холоны. Именно субъективность прегензивно познаёт предыдущую субъективность, но все субъекты возникают в контексте или на фоне субъективности (и межобъективности), которая частично формирует и влияет на саму природу субъективности. Если точнее, каждый холон обладает субъективным измерением, которое напрямую прегензивно познаёт своё прошлое, но также он имеет и межсубъективное измерение, с которым субъективность всегда уже тетрасочетается, или тетрапереплетается (tetra-mesh), и, следовательно, оно в какой-то степени ограничивает форму ощущений (чувствований), которые данная субъективность может испытывать в любом действительном событии. Подобное ограничение, налагаемое космической привычкой, есть форма культурной памяти. Сходным образом, объективные измерения любого холона тетрасочетаются с межобъективными реалиями, которые ограничивают форму объективного поведения, — данное ограничение проявляется в виде памяти социальных систем.

В течение веков философы вели дебаты о сходствах и различиях между индивидуальным и социальным. Кто-то вообще отвергал любые различия; другие отвергали любые сходства. И обе стороны правы: безусловно есть важные сходства, а также существенные различия между индивидуальными и социальными холонами, — см. «О критике, Интегральном институте, моих последних работах и прочих делах небольшой важности: интервью издательства „Shambhala“ с Кеном Уилбером».

(Каким образом проще всего отличить индивидуальный холон от социального, или общественного, холона? В первом случае наличествует зримая физическая граница: муравей — это индивидуальный холон, а колония муравьёв — это социальный холон; человеческий организм — это индивидуальный холон, тогда как семья, клуб и нация — это человеческие социальные холоны. Смешение одного с другим является пагубной ошибкой, которая (помимо всего прочего) как раз и представляет собой определение фашизма, неважно — политического фашизма, экофашизма или же фашизма ценностей, ведь в таком случае к коллективу относятся как к индивидууму с единичной волей, ценностью и интенциональностью, что делает всех настоящих индивидуумов рабами этой системы и её доминантной монады. Подобное наблюдается во всевозможных случаях от простых теорий, таких как автопоэз Матураны и Варелы до реальной политики (как, например, пресловутое изречение Людовика XIV L’Etat c’est moi — «Государство — это я», из которого следовало, будто всё население Государства должно поступать «как я, его доминантная монада, повелеваю»). Герберт Спенсер был первым, кто подчеркнул значимость данного различия, отметив, что социальное и индивидуальное можно противопоставить с точки зрения, соответственно: асимметричности против симметричности, дискретности против конкретности, чувственности во всех содержащихся единицах против единичного чувственного центра. Уайтхед был согласен с этим, он называл подобный чувственный центр (которым обладает индивидуальный, но не социальный холон) «правящим ядром» (regnant nexus) или «доминантной монадой». Речь идёт о том центре субъективности, который и осуществляет любую прегензию, — вот почему социальные холоны прегензивно не познают своё прошлое так, как это делают индивидуальные. Эти вопросы подробно рассмотрены в «Фрагменте B», в особенности что касается смешения Матураной и Варелой социального и индивидуального. Данная путаница была исправлена во влиятельной реформулировке теории социального автопоэза, предложенной Никласом Луманном. Это также обсуждается в «Фрагменте B»; см. также примечание 3 ниже.)  (далее…)

Кен Уилбер. Фрагмент А. Часть 5. Интегральный методологический плюрализм

Фрагмент А: Интегральная эпоха на передовом краю. Часть 5. Интегральный методологический плюрализм

«Excerpt A: An Integral Age at the Leading Edge. Part 5» © Кен Уилбер, 2003

Пер. с англ. © Евгений Пустошкин, 2013

Кен Уилбер Фрагмент А Отрывок А

Навигация по «Фрагменту A»

Введение в фрагменты из второго тома трилогии «Космос»

Введение

Часть 1. Космическая карма: почему настоящее немного похоже на прошлое?

Часть 2. Космические привычки как вероятностные волны

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 1)

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 2)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 2)

Часть 5. Интегральный методологический плюрализм

Примечания 1–8

Примечания 9–19

Примечания 20–30

Часть 5. Интегральный методологический плюрализм

Введение

Я уверен в том, что теперь у нас достаточно вводной информации, чтобы провести краткий экскурс по некоторым из наиболее распространённых методологий, которые высвечивают, задействуют и вызывают к жизни различные измерения холонов. В каждом из таких случаев (от эмпиризма и феноменологии до герменевтики и теории систем) мы можем задаться вопросом: что раскрывается или вызывается при помощи предписаний данного конкретного способа исследовательского познавания? Иначе говоря, когда мы занимаемся тем или иным исследованием, что именно мы на деле обнаруживаем? Что нам раскрывает наше познавание? И почему это важно?  (далее…)

Кен Уилбер. Фрагмент А. Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

Фрагмент А: Интегральная эпоха на передовом краю. Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

«Excerpt A: An Integral Age at the Leading Edge. Part 4, page 1» © Кен Уилбер, 2003

Пер. с англ. © Евгений Пустошкин, 2013 

Кен Уилбер Фрагмент А Отрывок А

Навигация по «Фрагменту A»

Введение в фрагменты из второго тома трилогии «Космос»

Введение

Часть 1. Космическая карма: почему настоящее немного похоже на прошлое?

Часть 2. Космические привычки как вероятностные волны

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 1)

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 2)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 2)

Часть 5. Интегральный методологический плюрализм

Примечания 1–8

Примечания 9–19

Примечания 20–30

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

Постмодернистские эпистемологии (от Ницше и Хайдеггера до Гадамера, Фуко, Деррида и Лиотара) преуспели в двух глубинных вещах: привнесли невероятно важные истины в игру человеческой эпистемологии; и внесли полную и безвозвратную путаницу в целую дисциплину. В любом интегральном методологическом плюрализме требуется ценить частичные истины постмодернизма, но при этом избегать той обессиливающей путаницы, которая до сих пор его сопровождала.

Главный спор между эпистемологиями постмодерна и эпистемологиями модерна/домодерна касается вопроса, возлежит ли груз истины на относительности, или же на универсальности: или, если выразить то же самое иначе, являются ли более фундаментальными интерпретации, или же сами факты. Сама форма данного спора, однако, показывает, что он практически всецело разворачивается в парадигме первого порядка (то есть в первопорядковой машине предписаний по генерированию данных): весь спор развернулся между синими фундаменталиями, оранжевыми универсалиями и зелёными плюрализмами, где один из вариантов воспринимается истинным, а остальные — ложными. Второпорядковая бирюзовая парадигма, с другой стороны, открывает более плодотворный способ работы: выявлять частичные истины, содержащиеся во всех перечисленных позициях, а затем реконтекстуализировать их в рамках более всеобъемлющей и сострадательной системы координат, выражая тем самым саморефлексивный бирюзовый аспект понимания AQAL-матрицей самой себя. Перейдя к такому способу осмысления, мы осознаем, что данная дискуссия не представляет собой спора между фактами и интерпретациями; напротив: данная дискуссия подразумевает понимание того, как обе стороны — факты и интерпретации — являются неотъемлемыми измерениями данного и любого другого мгновения.

Лично мне ещё не встретилось ни одного другого подхода, который ближе бы подходил к интеграции истин подходов домодерна, модерна и постмодерна. Напротив, существующие сегодня подходы, как правило, выбирают тот или иной из этих аспектов (домодерн, модерн или постмодерн) и жёстко порицают остальные, — увы, таков живой пример менталитета первого порядка, всё ещё воюющего со своими соседями. Давайте рассмотрим, можно ли вместо этого предложить второпорядковый компонент, который ценит каждый из данных подходов путём их реконтекстуализации в более крупной системе координат — системе координат, которая спасает то истинное, что в них имеется, посредством определения границ их применимости. Говоря иными словами, путём освобождения всех подходов от свойственных им абсолютизмов, их проверенные частичные истины могут быть замечены, включены и охвачены в непрерывном развёртывании стремления данного мгновения к воплощению.  (далее…)

Кен Уилбер. Фрагмент А. Часть 1. Космическая карма: почему настоящее немного похоже на прошлое?

Фрагмент А: Интегральная эпоха на передовом краю. Часть 1. Космическая карма: почему настоящее немного похоже на прошлое?

«Excerpt A: An Integral Age at the Leading Edge. Part 1» © Кен Уилбер, 2003

Пер. с англ. © Евгений Пустошкин, 2013 

Кен Уилбер Фрагмент А Отрывок А

Навигация по «Фрагменту A»

Введение в фрагменты из второго тома трилогии «Космос»

Введение

Часть 1. Космическая карма: почему настоящее немного похоже на прошлое?

Часть 2. Космические привычки как вероятностные волны

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 1)

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 2)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 2)

Часть 5. Интегральный методологический плюрализм

Примечания 1–8

Примечания 9–19

Примечания 20–30

Часть 1. Космическая карма: почему настоящее немного похоже на прошлое?

Обзор

Из мгновения в мгновение вселенная держится воедино. Каким-то образом вселенная настоящего мгновения и вселенная предыдущего мгновения и сходны, и различны: сходны в том, что настоящее мгновение значительно напоминает предыдущее мгновение; различны в том, что ему также в значительной степени свойственна и новизна. Чем больше над этим размышляешь, тем более таинственным кажется всё в целом…

Наследование прошлого — одна из центральных тем, которые мы будем обсуждать, ведь, как оказалась, она является ключевой для практически всех сфер человеческого познавания. Но также оно затрагивает и то, что, вероятно, является наиболее сущностным вопросом всей сферы духовности.

Все древние духовные традиции — от шаманизма и неоплатонизма до христианского мистицизма и буддизма — считают, что в дополнение к данному физическому миру есть и более высокие миры, или более высокие измерения, или более высокие уровни реальности, и эти более высокие уровни в каком-то смысле уже существуют (например, как платоновские формы, гегельянские идеи, ауробиндовские инволюционные задатки, всевозможные архетипы или как шаманские высшие и низшие миры). Для Ауробиндо, если привести один пример, все более высокие уровни реальности закладываются инволюцией и, как следствие, пред-сущи в подлинном смысле, а следовательно — эти более высокие уровни разворачиваются и становятся проявленными в процессе эволюции (так что эволюция — это просто развёртывание того, что было завёрнуто или заложено инволюцией). Но все течения модерна и постмодерна отрицают существование более высоких миров — или, если более обобщённо, отрицают, что вообще есть какие-либо предсуществующие данности (включая и любые предзаданные онтологические структуры: модерн отрицает более высокие структуры, постмодерн же отрицает все структуры вообще: в любом случае, духовность отбрасывается). Духовные традиции настаивают на том, что спасение состоит в некоем переоткрывании уже существующей реальности. Постмодерн настаивает на том, что ничто не открывается, всё конструируется. Вся «битва» между древним и современным зиждется на этом центральном вопросе: есть ли онтологически предсущие уровни или измерения реальности?

Если и суждено возникнуть духовности, которая обретёт уважение в глазах современного и постсовременного мира, ей придётся выяснить, как совместить эти два противоречащих утверждения. Грубо говоря, требуется найти способ сохранить все основания духовного мировоззрения (от сатори или спасения как «возвращения домой» до существования уровней или волн сознания), но без постулирования отнологически предсущих реальностей. Если мы не можем этого сделать, тогда духовность можно считать мёртвой в лице современного и постсовременного мира интеллектуальной респектабельности.

Мы начинаем данную попытку постметафизической реконструкции духовных традиций с прозаического вопроса наследования прошлого…  (далее…)

Кен Уилбер. Фрагмент А: Интегральная эпоха на передовом краю. Введение

Фрагмент А: Интегральная эпоха на передовом краю. Введение

«Excerpt A: An Integral Age at the Leading Edge. Introduction» © Кен Уилбер, 2003

Пер. с англ. © Евгений Пустошкин, 2013 

Кен Уилбер Фрагмент А Отрывок А

Навигация по «Фрагменту A»

Введение в фрагменты из второго тома трилогии «Космос»

Введение

Часть 1. Космическая карма: почему настоящее немного похоже на прошлое?

Часть 2. Космические привычки как вероятностные волны

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 1)

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 2)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 2)

Часть 5. Интегральный методологический плюрализм

Примечания 1–8

Примечания 9–19

Примечания 20–30

Введение

Позвольте начать данный обзор с того, чтобы сначала отметить весьма гнетущий факт: сегодня мы часто слышим речи о «творцах культуры» («Cultural Creatives»), а также новом и радостном становлении интегральной культуры — холистической, сбалансированной, всевключающей, заботливой культуры, которая преодолевает ограничения традиции и модерна через погружение в постмодернистскую трансформацию. Однако, на самом деле, значительная доля психологических данных указывает на то, что в современном мире менее 2 % населения находится на том, что можно было бы назвать «интегральной» волной сознавания (здесь под «интегральным» подразумевается нечто вроде интегрально-аперспективной стадии по Гебсеру, автономной и интегрированной стадий по Лёвинджер, жёлтого и бирюзового мемов по спиральной динамике, аутентичного уровня по Уэйд, постформального по Эрлин, кентаврической самости и зрелой визионерской логики и т. д.).

Те же самые данные, однако, говорят в пользу того, что значительная доля населения [особенно это касается США и Европы, — прим. пер.] (близкая к 25 %) находится на волне развития, непосредственно предшествующей интегральной (которая у Лёвинджер называется индивидуалистической стадией, в спиральной динамике — зелёным мемом, у Пола Рэя — творцами культуры, у Уэйд — аффилиативной, у Синнотт — релятивистической и т. д.). Более того, коль скоро большинство данного населения находились на волне зелёного мема в течение нескольких десятилетий, то, по-видимому, значительная её доля — возможно, вплоть до одной трети — готова перейти к следующей волна расширения сознания:  иными словами, перейти к по-настоящему интегральной волне сознавания.

Другими словами, скромные 2 % населения, которыми представлена интегральная волна, вскоре могут вырасти до 5 %, 10 % и более. Я убеждён, что, как и в случае с любым другим эволюционным развёртыванием, мы начнём видеть особенно выраженные свидетельства в пользу данного всё более интегрального сознания на растущей верхушке, или передовом краю, или в авангарде (как бы мы его ни именовали) — в академической науке, искусстве, общественных движениях, духовности, у передовых мыслителей. «Интегральные теории» (или попытки таковых) уже начинают повсеместно появляться в академической науке, особенно по мере того, как передовые теоретики продолжают скидывать с себя ярмо постмодернистского плюрализма (и зелёного мема) и начинают находить не только разночтения, но и интегральные сходства между культурами. По-видимому, нет сомнений в том, что передовой край стремится к интегральному свету…

Если вкратце, мы, по-видимому, на своём передовом краю входим в интегральную эпоху (причём за этим суждено последовать значительным процентам культуры в целом).  (далее…)

Облако меток