Облачные переводы как практика осознания

Posts tagged ‘Секс экология духовность (Уилбер)’

Кен Уилбер. Ответ критическому реализму в защиту интегральной теории

Ответ критическому реализму в защиту интегральной теории

Кен Уилбер

17 января — 2 мая 2013

Перевод © Евгений Пустошкин, май 2013

[Оригинал на англ. яз.]

Кен Уилбер квадранты

Ниже представлены два длинных примечания и один отрывок из моей недавно дописанной книги «Секс, карма, творчество», представляющей собой второй том трилогии «Космос», первым томом которой был «Секс, экология, духовность». Отчасти они были написаны в ответ на недавние статьи о критическом реализме и интегральной теории; и, хотя в них определённые аспекты критического реализма оцениваются высоко, данные выдержки однозначно выступают в поддержку интегральной теории. — Кен Уилбер

Глава «Индивидуальное и социальное», примечание 4:

[1] 4. Интегральную теорию (ИТ) и критический реализм (КР) объединяет много общего, однако есть и много существенных различий. Можно начать с того, что критический реализм отделяет эпистемологию от онтологии и делает онтологию уровнем «реального»; тогда как в интегральной теории эпистемология и онтология не могут быть настолько раздроблены и расколоты, а, напротив, являются двумя коррелирующими измерениями любого Целого события (частью тетраизмерений любого холона). Реализм считает, что есть онтологические реалии, которые не зависят от человека или человеческих теорий — включая и значительную часть уровня «реального» (здесь можно привести такие феномены, как атомы, молекулы, клетки и т. д.), — и ИТ с этим согласна, однако с одним важным различием: ИТ свойственен панпсихизм (термин, который мне не нравится, я предпочитаю термин «панинтериоризм» [англ. pan-interiorism, где —interior- означает «внутреннее измерение», — прим. пер.], что означает, что все существа имеют измерения внутреннего, или протосознание, в духе Уайтхеда, Пирса, Лейбница и т. д.), — а именно: атомы не зависят от того, чтобы их познавали люди, однако они и вправду зависят от того, чтобы их познавали другие атомы. Аспект «прегензии» атомов (протопознание, протоощущение, протосознание) помогает атомам созадействовать аспект бытия, или онтологии, друг у друга: их собственные эпистемология и онтология, таким образом, неразрывно связаны и взаимосозидательны. Прегензия атома есть часть его собственной онтологии (верно и обратное); по мере того, как каждый атом прегензивно познаёт своего предшественника, он играет важную роль в вызывании или задействовании его, точно так, как его собственное бытие частично зависит от пребывания прегензивно познанным / узнанным / включённым своим предшественником. Если мы на мгновение повременим с вопросами квантовой механики (см. ниже), ничто из этого в своём существовании, или бытии, не зависит от людей, и всё же прегензия-ощущение-познавание атома является неотъемлемым аспектом этого уровня «реального». Сознание не является чем-то, что можно убрать из сущего, чтобы оставить свободную от сознавания «онтологию», которая только себе лежит да поджидает, когда же её наконец-то познает какое-то другое сознающее существо. Напротив, сознание простирается до самого низа и формирует часть внутренне присущих каждому онтологическому существу, или холону, сознавания и созидательности. «Предельная категория» Уайтхеда — а именно: «творческое продвижение в новизну» — является частью прегензии каждого бытия, существующего во вселенной, и аспект созидательности нельзя отрезать от аспекта бытия без нанесения насильственной травмы. Постулировать наиболее фундаментальный уровень реальности в качестве исключительно онтологии — бытие без познания, сознания или творчества — по сути представляет собой ход первопорядковых уровней развития, который раскалывает на куски Целостность данного и любого реального события.

Аналогичным образом и духовная трансценденция (Эрос) тоже простирается до самого низа. С неоуайтхедианской точки зрения, характерной для ИТ, каждое новое мгновение обретает бытие в качестве субъекта (со всеми четырьмя квадрантами) и оно прегензивно познаёт (тетрапрегензирует) своих предшествующие мгновения, которые теперь становятся объектом (во всех четырёх квадрантах) для этого нового субъекта. Новый субъект «превосходит и включает» старый субъект (теперь ставший объектом), а посему они взаимосотворяют друг друга: старый субъект, который теперь является объектом и включён в новый субъект, помогает сформировать очертания самого субъекта через простой факт бытия включённым в него, действительно им охваченным и, таким образом, в некоторой степени предопределяющим его. Также новый субъект, включая старый субъект, играет важную роль в вызывании или задействовании его, в ходе этого процесса совместно сотворяя его бытие как таковое в виде нового объекта. И новый субъект, в свою очередь, добавляет свою степень творчества, сознания и новизны, а посему на самом деле участвует в совместном творении нового бытия в самом акте прегензивного объединения. Это «превосхождение и включение» простирается до самого низа, включает малейшие микросубатомные частицы, проходит через все действительные мезоуровни развития (где, как Киган выразился применительно к человеческому развитию, «субъект одного уровня становится объектом субъекта следующего»; это есть мезоуровень уайтхедовской прегензии, а именно: то, что «субъект настоящего мгновения становится объектом субъекта следующего мгновения», теперь уже действует на более масштабном, высоком, сложном и сознательном уровне) и пронизывает все макропрактики медитации, где трансценденция является общей целью и происходит через объективизацию состояний-стадий от грубого через тонкое и причинное к Истинному Я и затем предельному Духу (причём каждое состояние-стадия превосходит и включает предыдущую: субъект одной стадии становится объектом следующей). Этот Эрос (который, безусловно, можно считать духовным) является основной движущей силой эволюции как таковой, начиная с самого начала, с момента Большого взрыва, и заканчивая всем, вплоть до предельного Просветления. Как выразился Эрих Янч, эволюция — это «самоорганизация через самотрансценденцию», и эта «трансценденция и включение» является сущностной формой перетекающего из мгновения в мгновение развёртывания реальности.  (далее…)

Реклама

­Кен Уилбер. Фрагмент А. Примечания 20–30

Фрагмент А: Интегральная эпоха на передовом краю. Примечания 20–30

«Excerpt A: An Integral Age at the Leading Edge. Notes 20–30» © Кен Уилбер, 2003

Пер. с англ. © Евгений Пустошкин, 2013

Кен Уилбер Фрагмент А Отрывок А

 

Навигация по «Фрагменту A»

Введение в фрагменты из второго тома трилогии «Космос»

Введение

Часть 1. Космическая карма: почему настоящее немного похоже на прошлое?

Часть 2. Космические привычки как вероятностные волны

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 1)

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 2)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 2)

Часть 5. Интегральный методологический плюрализм

Примечания 1–8

Примечания 9–19

Примечания 20–30

Примечания 20–30

[20] Также они приняли участие в абсолютизме волны: модерн абсолютизировал оранжевую волну, а постмодерн — зелёную.

[21] См. прим. 10.

[22] И, разумеется, дочеловеческие холоны врезаны ещё глубже: они врезаны в Космос не просто на одну милю, а на сотни, тысячи и миллионы миль. Наиболее фундаментальные холоны (такие как струны, кварки и субатомные частицы) присутствуют в истории фактически от самого Большого взрыва, а посему их морфогенетические борозды с самого начала оказались врезаны в Космос. Последующие холоны — от атомов и молекул до клеток, организмов и триединого мозга — врезаны менее глубоко, а следовательно — менее фундаментальны (но более значимы, ведь они превзошли и включили своих предшественников — см. «Краткую историю всего»). К тому времени, как мы доходим до человеческих холонов, хотя они составные и включают предыдущие холоны, их определяющие или образовывающие холоны врезаны в Космос тончайшим образом; таким образом, хотя они ещё менее фундаментальны, они намного более значимые, трансцендирующие и включающие, ведь они включают всю историческую резьбу Космоса — прегензивное объединение, чьи субощущения простираются до самого начала истории, вплоть до самого Большого взрыва.  (далее…)

Кен Уилбер. Введение в фрагменты из второго тома трилогии «Космос»

Введение в фрагменты из второго тома трилогии «Космос»

«Introduction to Excerpts, from Volume 2 of the Kosmos Trilogy» © Кен Уилбер, 2003

Пер. с англ. © Евгений Пустошкин, 2013

Кен Уилбер квадранты AQAL

В самом последнем интервью издательству «Shambhala», опубликованном на вебсайте [Кена Уилбера] (озаглавленном «О публикации „Бумерита“ и завершении 3-го тома трилогии „Космос“»), я обсуждаю тот факт, что в процессе написания дополнительного материала для книги «Бумерит» я случайно написал и большую часть третьего тома трилогии «Космос». Первый том данной трилогии называется «Секс, экология, духовность». Мною было написано и примерно 1200 страниц второго тома (предварительно названного «Бог, секс и гендер»), однако я постоянно перерабатывал данный материал и не собирался выпускать этот том в течение нескольких лет. Но в основе своей третий том уже написан, так что, возможно, мы сделаем его вторым томом, а то, что изначально планировалось в качестве второго тома, будет переделано в третий том. Ох-ох-ох.

Далее представляем вашему вниманию фрагменты из нового второго тома (всего планируется четыре фрагмента, которые мы выложим примерно в течение месяца). Рабочее название второго тома — «Космическая карма и творчество», но сомневаюсь, что оно приживётся. В любом случае, это фрагменты первой, ещё необработанной черновой версии, прошедшей лишь поверхностную редактуру. А посему они будут исправлены и в некоторых случаях значительно: в частности, это будет касаться таких вещей, как терминология, порядок изложения, схемы классификаций и т. д. Дело просто в том, что из-за работы, которую я выполняю в рамках Интегрального института (см. http://www.integralinstitute.org) [и др. проектов], может пройти несколько лет, прежде чем этот том будет опубликован, а мне хотелось бы поделиться некоторыми общими очертаниями, обрисовавшимися на сегодня.

Некоторые критики, прочитавшие большую часть этого изначального чернового материала, называют его «уилбер-5». Сам бы я так не делал, определённо не сейчас; однако это указатель на наличие определённого интереса. В любом случае, критики, по-видимому, согласны, что он представляет собой значительное продвижение в теории со времени «Секса, экологии, духовности» («Sex, ecology, spirituality»), или СЭД. У меня несколько негативная реакция в отношении подобных комментариев, ведь они презюмируют, будто все остальные книги после СЭД не содержат ничего нового, а ведь все концепции, наиболее существенные для данной работы (такие, как «уровни и линии», «состояния и стадии», «1-2-3 исследований сознания», «решётка Уилбера — Комбса» и т. д.), были изложены в книгах, написанных после СЭД (например, в «Теории всего», «Оке Духа», «Интегральной психологии»).

И всё же вынужден признать, что мне понятно, что они имеют в виду, когда говорят, что эти книги «не содержат ничего нового»: все они всё ещё укладываются в рамки системы координат AQAL («всех квадрантов, всех уровней, всех линий, всех состояний, всех типов», или, сокращённо, AQAL, произносится как «аквал»), впервые предложенной в СЭД. Почти половина «Космической кармы и творчества» также может довольно свободно вместиться в данную систему координат (значительная доля этой половины уже была опубликована в виде доп. материалов к книге «Бумерит»). Однако оставшуюся половину, ту половину, которая напрямую называется «Интегральной постметафизикой» (которая представляет собой так называемый материал «уилбер-5»), хоть она всецело и укладывается в рамки матрицы AQAL, нельзя объяснить при помощи концепций и понятий, в общем использовавшихся к настоящему времени. Любопытно, что я размышлял в ключе постметафизического образа мыслей (условно называемого «уилбер-5») в течение одного — двух десятилетий (на что указывают несколько цитат, приведённых ниже), однако я переводил и транслировал эти мысли в терминологию уже изданных трудов: рукописи живут своей жизнью. В любом случае все аспекты последующего изложения, которые попадают в рубрику «Интегральной постметафизики», умещаются в рамках матрицы AQAL, однако они совершенно по-новому её интерпретируют. Более того, тогда как некоторые аспекты моих предыдущих трудов имели хотя бы несколько исторических прецедентов, многое из интегральной постметафизики беспрецедентно. Нам ещё только предстоит увидеть, есть ли у неё какая-либо ценность, но, в любом случае, она совершенно оригинальна.  (далее…)

Кен Уилбер. Интеллектуалы и прочие кошмары нью-эйджа

Интеллектуалы и прочие кошмары нью-эйджа

Кен Уилбер

[Оригинал на англ. яз.]

Кен Уилбер нью эйдж кошмары интеллект

Всё движение нью-эйдж целиком, если использовать этот термин в широчайшем и наиболее обобщённом смысле, находится в крайне неоднозначных отношениях со своим собственным разумом. Нью-эйдж попросту не знает, как поступить с интеллектом, рациональным умом, способностью к словесному и понятийному выражению, которая имеет привычку столь назойливо возникать посреди жизни.

Коль скоро меня часто относят к интеллектуалам нью-эйджа, я хотел бы рассмотреть этот непростой вопрос и, быть может, предложить взгляд изнутри на следующие темы: роль интеллекта в духовной жизни; путь джняна-йоги (духовный путь интеллекта); а также радости и ужасы этого уникальнейшего человеческого инструмента — словесного и рационального ума.

Это предлагается мною не в виде интеллектуального или академического обсуждения, а в виде последовательности личных размышлений.

Ужас пятна Роршаха

В течение двух десятилетий, в процессе которых я трудился на ниве написания книг на духовную тематику, я постоянно сталкивался с рядом критических нападок, которые, как казалось, практически ничего общего со мной не имели: эти нападки повторялись исключительно лицами, которые никогда со мной не встречались. Это может чрезвычайно озадачивать, если не понять, что данная критика, очевидно, служит отражением не столько моей личности, сколько наших странных отношений с нашим же интеллектом. Нас страшат, по всей видимости, наши же собственные интеллектуальные способности. А посему, будучи «интеллектуалом», я становлюсь тестом Роршаха для выявления кошмарного ужаса, который рациональный ум вселяет в сердце атмосферы нью-эйджа.

Я ошибался не меньше других людей; есть также и много критики, которая, на мой взгляд, мучительно точна, — я стараюсь относиться к ней очень серьёзно. Но виды критики, которые я здесь обсуждаю, в большинстве своём настолько неточны, что не остаётся ничего иного, кроме как отправиться в поиски их источника. Будучи тестом Роршаха, я становлюсь приёмником целого ряда сильнейших проекций, дающих больше сведений о настроении самого проецирующего, нежели о качествах чернильного пятна.

Дело усугубляет то, что я не являюсь публичным человеком. Это ещё более интенсивно приглашает к столу ещё больше проекций. Отсутствие открытой публичности с моей стороны оказывает такой же эффект, что и психоаналитик, который сидит за вашей спиной и которого вы никогда не видите: это позволяет вызвать страннейшие свободные ассоциации касаемо того, кем же я, должно быть, являюсь.

Не спорю, я не очень-то и публичный человек, но в моём случае причина этому достаточно проста. Когда я написал «Спектр сознания», свою первую книгу, мне едва исполнилось двадцать три. Внимание, которое породила книга, катапультировало меня из положения никому не известного аспиранта, работающего над диссертацией по биохимии, в положение «учителя нью-эйджа». Потоки приглашений вести лекции и семинары начали на меня изливаться, а я охотно их принимал. Это было опьяняюще прекрасное время.  (далее…)

Облако меток