Облачные переводы как практика осознания

Posts tagged ‘реконструирующее исследование’

Кен Уилбер. Фрагмент А. Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 2)

Фрагмент А: Интегральная эпоха на передовом краю. Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 2)

«Excerpt A: An Integral Age at the Leading Edge. Part 4, page 2» © Кен Уилбер, 2003

Пер. с англ. © Евгений Пустошкин, 2013

Кен Уилбер Фрагмент А Отрывок А

Навигация по «Фрагменту A»

Введение в фрагменты из второго тома трилогии «Космос»

Введение

Часть 1. Космическая карма: почему настоящее немного похоже на прошлое?

Часть 2. Космические привычки как вероятностные волны

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 1)

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 2)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 2)

Часть 5. Интегральный методологический плюрализм

Примечания 1–8

Примечания 9–19

Примечания 20–30

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 2)

Интерпретация в обоих смыслах

Доселе мы концентрировались на исследовании действительных реалий прошлого (или тех вещей, о которых можно обоснованно сказать, что они существуют в четырёх квадрантах); мы ещё не обсуждаем исследование потенциалов будущего, которое подразумевает познавание бурлящих краёв сегодняшнего эволюционного развёртывания; исследование событий, которые только лишь в процессе эмерджентного возникновения; исследование неисчислимого множества форм трансляции, возникающих от мгновения к мгновению; исследование трансцендентальных компонентов любой прегензии; исследование реалий, которые совместно создаются при участии самого способа исследовательского познавания; исследование более высоких состояний, которые уже присутствуют в виде общих размерностей (таких как бодрствование, сновидение и глубокий сон), но ещё не возникли в крупных масштабах и не приняли особой формы в виде космических привычек и конкретных стадий; и исследование любых феноменов, которые могут представлять собой нечто, что мы называем инволюционными данностями, или реалиями, которые, по-видимому, наличествуют с самого начала эволюции (таких, как математика, определённые физические законы, любые по-настоящему архетипические формы, морфогенетический градиент Эроса и т. д. Вопрос, существуют ли они, или нет, будет обсуждён позднее.)

Напротив, в настоящий момент мы ведём беседу об исследовании тех событий, которые, в некотором смысле, предсущи нашему исследованию как действительные события: то есть как AQAL-вселенная предыдущего мгновения и любые её устойчивые космические привычки, которые повторяют себя в этом мгновении. Именно поэтому мы описываем все эти исследования как реконструирующие исследования, ведём ли мы речь о реконструирующей науке (например, физике, эволюционной биологии); реконструирующей феноменологии и интроспекции (например, глубинно-психологическом исследовании вытесненных прошлых чувств); реконструирующей герменевтике (исследовании истории смыслов в культуре); реконструирующей антропологии (исследовании исторических и доисторических материальных следов человеческого становления) и так далее.

И вопрос таков: какая часть нашего знания основывается на предсуществующих фактах или данностях (переданных этому мгновению путём космического наследования), а какая часть — на текущих интерпретациях этих фактов (которые превосходят любые данности прошлого и не могут быть обнаружены в мире фактов)?  (далее…)

Реклама

Кен Уилбер. Фрагмент А. Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

Фрагмент А: Интегральная эпоха на передовом краю. Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

«Excerpt A: An Integral Age at the Leading Edge. Part 4, page 1» © Кен Уилбер, 2003

Пер. с англ. © Евгений Пустошкин, 2013 

Кен Уилбер Фрагмент А Отрывок А

Навигация по «Фрагменту A»

Введение в фрагменты из второго тома трилогии «Космос»

Введение

Часть 1. Космическая карма: почему настоящее немного похоже на прошлое?

Часть 2. Космические привычки как вероятностные волны

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 1)

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 2)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 2)

Часть 5. Интегральный методологический плюрализм

Примечания 1–8

Примечания 9–19

Примечания 20–30

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

Постмодернистские эпистемологии (от Ницше и Хайдеггера до Гадамера, Фуко, Деррида и Лиотара) преуспели в двух глубинных вещах: привнесли невероятно важные истины в игру человеческой эпистемологии; и внесли полную и безвозвратную путаницу в целую дисциплину. В любом интегральном методологическом плюрализме требуется ценить частичные истины постмодернизма, но при этом избегать той обессиливающей путаницы, которая до сих пор его сопровождала.

Главный спор между эпистемологиями постмодерна и эпистемологиями модерна/домодерна касается вопроса, возлежит ли груз истины на относительности, или же на универсальности: или, если выразить то же самое иначе, являются ли более фундаментальными интерпретации, или же сами факты. Сама форма данного спора, однако, показывает, что он практически всецело разворачивается в парадигме первого порядка (то есть в первопорядковой машине предписаний по генерированию данных): весь спор развернулся между синими фундаменталиями, оранжевыми универсалиями и зелёными плюрализмами, где один из вариантов воспринимается истинным, а остальные — ложными. Второпорядковая бирюзовая парадигма, с другой стороны, открывает более плодотворный способ работы: выявлять частичные истины, содержащиеся во всех перечисленных позициях, а затем реконтекстуализировать их в рамках более всеобъемлющей и сострадательной системы координат, выражая тем самым саморефлексивный бирюзовый аспект понимания AQAL-матрицей самой себя. Перейдя к такому способу осмысления, мы осознаем, что данная дискуссия не представляет собой спора между фактами и интерпретациями; напротив: данная дискуссия подразумевает понимание того, как обе стороны — факты и интерпретации — являются неотъемлемыми измерениями данного и любого другого мгновения.

Лично мне ещё не встретилось ни одного другого подхода, который ближе бы подходил к интеграции истин подходов домодерна, модерна и постмодерна. Напротив, существующие сегодня подходы, как правило, выбирают тот или иной из этих аспектов (домодерн, модерн или постмодерн) и жёстко порицают остальные, — увы, таков живой пример менталитета первого порядка, всё ещё воюющего со своими соседями. Давайте рассмотрим, можно ли вместо этого предложить второпорядковый компонент, который ценит каждый из данных подходов путём их реконтекстуализации в более крупной системе координат — системе координат, которая спасает то истинное, что в них имеется, посредством определения границ их применимости. Говоря иными словами, путём освобождения всех подходов от свойственных им абсолютизмов, их проверенные частичные истины могут быть замечены, включены и охвачены в непрерывном развёртывании стремления данного мгновения к воплощению.  (далее…)

Кен Уилбер. Фрагмент А. Часть 2. Космические привычки как вероятностные волны

Фрагмент А: Интегральная эпоха на передовом краю. Часть 2. Космические привычки как вероятностные волны

«Excerpt A: An Integral Age at the Leading Edge. Part 2» © Кен Уилбер, 2003

Пер. с англ. © Евгений Пустошкин, 2013 

Кен Уилбер Фрагмент А Отрывок А

Навигация по «Фрагменту A»

Введение в фрагменты из второго тома трилогии «Космос»

Введение

Часть 1. Космическая карма: почему настоящее немного похоже на прошлое?

Часть 2. Космические привычки как вероятностные волны

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 1)

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 2)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 2)

Часть 5. Интегральный методологический плюрализм

Примечания 1–8

Примечания 9–19

Примечания 20–30

Часть 2. Космические привычки как вероятностные волны

Пролог

Предлагаю начать с приведения ряда примеров того, как происходит космическое наследование в человеческих холонах. Общий тезис, разумеется, состоит в том, что определённые индивидуальные и коллективные прегензии и формы (во всех квадрантах) в некоторой степени наследуются. Это значит, к примеру, что все волны вплоть до современного передового края эволюции (что в отношении людей, по грубым прикидкам, значит примерно вплоть до зелёной волны) наследовались в виде морфогенетических борозд (morphogenetic grooves) и полей контекстов. Первоначально они возникли отчасти как творческая новизна на передовом краю эволюции, но впоследствии сложились в виде космических привычек и, тем самым, сформировали часть строительных блоков для будущих событий.

Чем старше мем, тем, конечно же, более фиксированной является космическая привычка. Так, базовые свойства бежевого уровня, или сенсомоторной волны, сходны по всему миру: все люди, без исключения, нуждаются в еде, воде, тепле и крове. Пурпурный сопровождал нас по меньшей мере 30 000 лет; красный — по меньшей мере 10 000 лет; синий — примерно 3000 лет, — так что, если говорить относительно, в их глубинных свойствах осталось довольно мало места для манёвра: эти волны превратились в морфогенетические борозды интенсивных паттернов привычек, которые почти невозможно разрушить (несмотря даже на то, что первоначально они возникли отчасти как проявление творческой свободы). Оранжевому только 300 лет, но большинство его форм, по всей видимости, уже сложились. Зелёному, с другой стороны, всего-то примерно 30 лет (если говорить о какого-либо рода коллективных масштабах), так что в структуре зелёной волны ещё осталось довольно много пространства для маневрирования: она ещё не превратилась в полностью сложившуюся привычку. Передовой край сегодня находится приблизительно на жёлтом: это значит, что любой из вас, кто прокладывает новаторский путь интегральных идей и практик, на самом деле создаёт космические привычки, которые будут унаследованы будущими поколениями, даже хотя будущие поколения и продолжат своё движение за пределы жёлтого.  (далее…)

Облако меток