Облачные переводы как практика осознания

Posts tagged ‘рациональность’

Роланд Бенедиктер, Маркус Молц. Становление неоинтегративных мировоззрений

Становление неоинтегративных мировоззрений: В направлении рациональной духовности для возникающей планетарной цивилизации? [1]

Роланд Бенедиктер (Европейский центр Стэнфордского университета) и Маркус Молц (Люксембургский университет)

Глава 1 из книги «Критический реализм и духовность» (Hartwig M., Morgan J. (eds.). Critical realism and spirituality. — Routledge, Taylor & Francis Group, 2011. P. 29–74.).

Перевод: Евгений Пустошкин, Александра Никулина, апрель 2013

Перевод сделан по заказу и инициативе Московского интегрального клуба.

[Оригинал на англ. яз.]

«Критический реализм и духовность»

«Критический реализм и духовность»

Только такая жизнь, такая культура, которая ничего не исключает … может дать настоящее, прочное удовлетворение всем потребностям человеческого чувства, мышления и воли…

(Владимир Соловьёв, 1877)

В данной главе предлагается введение в современное положение дел в сфере мировоззрений, касающихся неоинтегративных движений. В нынешней констелляции европейско-западного полушария наблюдается значительное возрастание «духовно» информированных парадигм, которые в то же время утверждают, что они «рациональны». Хотя эти парадигмы иногда и прибегают к неоднозначному толкованию концепций «духовности» и «рациональности», обладают большим многообразием свойств, нередко противопоставляются друг другу и имеют различный характер, можно сказать, что их объединяет, в большинстве случаев, стремление быть интегративными, всевключающими («инклюзивными», — прим. пер.) и интегральными (целостными, — прим. пер.). Эти термины подразумевают попытку примирить духовность и рациональность, трансценденцию и секуляризм, а также «реализм» и «номинализм», причём целью является построение в основании западной цивилизации более сбалансированного мировоззрения в сравнении с теми, которые нам по сию пору были доступны и в большинстве своём склоняются либо к секулярному номинализму — с одной стороны, либо к религиозному трансцендентализму — с другой.

Чтобы охватить современные попытки развить интегративные мировоззрения, настоящий текст описывает некоторые из важнейших свойств современной мировоззренческой констелляции в западном полушарии; во-вторых, он выносит на обсуждение проблему некоторых парадигматических попыток придти к интегративной, всевключающей или интегральной мысли, которые существуют в современности, включая и некоторые переходные движения, появившиеся в промежутке между концом 1960-х и сегодняшним днём; и, в-третьих, описывает воззрения некоторых из наиболее влиятельных тенденций и траекторий в направлении интегральных мировоззрений, то есть в направлении примирения рациональности и духовности.

Результатом нашего критического изучения данного вопроса является вывод, что, если развивать их должным образом, то есть, в полном соответствии с правилами современных академических исследований, интегративные мировоззрения могут предоставить, по меньшей мере, потенциально полезные «слои стратификации» (Томас Фараро) в качестве инструментов, дополняющих имеющееся у нас в мэйнстримовой науке и культуре. Это нужно для того, чтобы ускорить построение более сбалансированной цивилизационной парадигмы, которая удовлетворяет потребности надвигающегося возникновения первой «планетарной цивилизации» (Митио Каку, Дженнифер Гидли). Предоставляя более панорамную картину актуальных на сегодня вопросов, неоинтегративные мировоззрения потенциально могут способствовать созданию (само)критических систем координат, которые позволят всеохватно работать с большинством важнейших проблем нашего времени.  (далее…)

Реклама

Кен Уилбер. Интеллектуалы и прочие кошмары нью-эйджа

Интеллектуалы и прочие кошмары нью-эйджа

Кен Уилбер

[Оригинал на англ. яз.]

Кен Уилбер нью эйдж кошмары интеллект

Всё движение нью-эйдж целиком, если использовать этот термин в широчайшем и наиболее обобщённом смысле, находится в крайне неоднозначных отношениях со своим собственным разумом. Нью-эйдж попросту не знает, как поступить с интеллектом, рациональным умом, способностью к словесному и понятийному выражению, которая имеет привычку столь назойливо возникать посреди жизни.

Коль скоро меня часто относят к интеллектуалам нью-эйджа, я хотел бы рассмотреть этот непростой вопрос и, быть может, предложить взгляд изнутри на следующие темы: роль интеллекта в духовной жизни; путь джняна-йоги (духовный путь интеллекта); а также радости и ужасы этого уникальнейшего человеческого инструмента — словесного и рационального ума.

Это предлагается мною не в виде интеллектуального или академического обсуждения, а в виде последовательности личных размышлений.

Ужас пятна Роршаха

В течение двух десятилетий, в процессе которых я трудился на ниве написания книг на духовную тематику, я постоянно сталкивался с рядом критических нападок, которые, как казалось, практически ничего общего со мной не имели: эти нападки повторялись исключительно лицами, которые никогда со мной не встречались. Это может чрезвычайно озадачивать, если не понять, что данная критика, очевидно, служит отражением не столько моей личности, сколько наших странных отношений с нашим же интеллектом. Нас страшат, по всей видимости, наши же собственные интеллектуальные способности. А посему, будучи «интеллектуалом», я становлюсь тестом Роршаха для выявления кошмарного ужаса, который рациональный ум вселяет в сердце атмосферы нью-эйджа.

Я ошибался не меньше других людей; есть также и много критики, которая, на мой взгляд, мучительно точна, — я стараюсь относиться к ней очень серьёзно. Но виды критики, которые я здесь обсуждаю, в большинстве своём настолько неточны, что не остаётся ничего иного, кроме как отправиться в поиски их источника. Будучи тестом Роршаха, я становлюсь приёмником целого ряда сильнейших проекций, дающих больше сведений о настроении самого проецирующего, нежели о качествах чернильного пятна.

Дело усугубляет то, что я не являюсь публичным человеком. Это ещё более интенсивно приглашает к столу ещё больше проекций. Отсутствие открытой публичности с моей стороны оказывает такой же эффект, что и психоаналитик, который сидит за вашей спиной и которого вы никогда не видите: это позволяет вызвать страннейшие свободные ассоциации касаемо того, кем же я, должно быть, являюсь.

Не спорю, я не очень-то и публичный человек, но в моём случае причина этому достаточно проста. Когда я написал «Спектр сознания», свою первую книгу, мне едва исполнилось двадцать три. Внимание, которое породила книга, катапультировало меня из положения никому не известного аспиранта, работающего над диссертацией по биохимии, в положение «учителя нью-эйджа». Потоки приглашений вести лекции и семинары начали на меня изливаться, а я охотно их принимал. Это было опьяняюще прекрасное время.  (далее…)

Облако меток