Облачные переводы как практика осознания

Posts tagged ‘материализм’

Роланд Бенедиктер, Маркус Молц. Становление неоинтегративных мировоззрений

Становление неоинтегративных мировоззрений: В направлении рациональной духовности для возникающей планетарной цивилизации? [1]

Роланд Бенедиктер (Европейский центр Стэнфордского университета) и Маркус Молц (Люксембургский университет)

Глава 1 из книги «Критический реализм и духовность» (Hartwig M., Morgan J. (eds.). Critical realism and spirituality. — Routledge, Taylor & Francis Group, 2011. P. 29–74.).

Перевод: Евгений Пустошкин, Александра Никулина, апрель 2013

Перевод сделан по заказу и инициативе Московского интегрального клуба.

[Оригинал на англ. яз.]

«Критический реализм и духовность»

«Критический реализм и духовность»

Только такая жизнь, такая культура, которая ничего не исключает … может дать настоящее, прочное удовлетворение всем потребностям человеческого чувства, мышления и воли…

(Владимир Соловьёв, 1877)

В данной главе предлагается введение в современное положение дел в сфере мировоззрений, касающихся неоинтегративных движений. В нынешней констелляции европейско-западного полушария наблюдается значительное возрастание «духовно» информированных парадигм, которые в то же время утверждают, что они «рациональны». Хотя эти парадигмы иногда и прибегают к неоднозначному толкованию концепций «духовности» и «рациональности», обладают большим многообразием свойств, нередко противопоставляются друг другу и имеют различный характер, можно сказать, что их объединяет, в большинстве случаев, стремление быть интегративными, всевключающими («инклюзивными», — прим. пер.) и интегральными (целостными, — прим. пер.). Эти термины подразумевают попытку примирить духовность и рациональность, трансценденцию и секуляризм, а также «реализм» и «номинализм», причём целью является построение в основании западной цивилизации более сбалансированного мировоззрения в сравнении с теми, которые нам по сию пору были доступны и в большинстве своём склоняются либо к секулярному номинализму — с одной стороны, либо к религиозному трансцендентализму — с другой.

Чтобы охватить современные попытки развить интегративные мировоззрения, настоящий текст описывает некоторые из важнейших свойств современной мировоззренческой констелляции в западном полушарии; во-вторых, он выносит на обсуждение проблему некоторых парадигматических попыток придти к интегративной, всевключающей или интегральной мысли, которые существуют в современности, включая и некоторые переходные движения, появившиеся в промежутке между концом 1960-х и сегодняшним днём; и, в-третьих, описывает воззрения некоторых из наиболее влиятельных тенденций и траекторий в направлении интегральных мировоззрений, то есть в направлении примирения рациональности и духовности.

Результатом нашего критического изучения данного вопроса является вывод, что, если развивать их должным образом, то есть, в полном соответствии с правилами современных академических исследований, интегративные мировоззрения могут предоставить, по меньшей мере, потенциально полезные «слои стратификации» (Томас Фараро) в качестве инструментов, дополняющих имеющееся у нас в мэйнстримовой науке и культуре. Это нужно для того, чтобы ускорить построение более сбалансированной цивилизационной парадигмы, которая удовлетворяет потребности надвигающегося возникновения первой «планетарной цивилизации» (Митио Каку, Дженнифер Гидли). Предоставляя более панорамную картину актуальных на сегодня вопросов, неоинтегративные мировоззрения потенциально могут способствовать созданию (само)критических систем координат, которые позволят всеохватно работать с большинством важнейших проблем нашего времени.  (далее…)

Руперт Шелдрейк. Новая научная революция

Новая научная революция

Руперт Шелдрейк

14 декабря 2012

[Оригинал на англ. яз.]

Обложка новой книги Руперта Шелдрейка (американское издание, 2012)

Обложка американского издания новой книги Руперта Шелдрейка «Освобождённая наука» («Science Set Free», в Великобритании продаётся как «The Science Delusion»)

Прежде чем 2012 год ускользнёт от нас, стоит вспомнить, что это время пятидесятилетней годовщины с момента публикации невероятно влиятельной книги Томаса Куна «Структура научных революций», которая сама по себе была очень революционной и было продано более миллиона её копий по всему миру. Почти всегда, когда вы слышите слово «парадигма», где-то на фоне маячит книга Куна.

Кун прояснил для всех, что наука не представляет собой просто лишь приверженность рациональному поиску истины: напротив, она подвержена влиянию человеческих слабостей, амбиций, эмоций и давления со стороны коллег. Парадигма — это теория реальности; модель того, каким образом можно совершать исследование; а также консенсус в рамках профессиональной группы. В любой момент времени аномалии, которые не вмещаются в парадигму, будут отринуты или проигнорированы, а «нормальная наука» будет продолжаться в рамках утверждённой консенсусом системы координат. Однако в периоды научной революции «одно концептуальное мировоззрение заменяется другим», а сама система координат расширяется, чтобы включить аномалии, ранее не объяснённые. Некоторые хорошо известные примеры значимой смены парадигмы: коперниковская революция в астрономии, дарвиновская теория эволюции, а также революции теории относительности и квантовой механики в физике двадцатого века.

Вероятны ли смены парадигм в дальнейшем? Если науке суждено развиваться далее, они неизбежны. И подобно тому, как разрушаются вокруг нас устарелые определённости в экономическом, финансовом и политическом мире, в науке пребывает в кризисе давно установившаяся материалистическая парадигма.

В физике наблюдается крупный сдвиг от наблюдаемого к виртуальному. С начала этого века материя и энергия в том виде, в котором они нам известны, были сведены до 4 процентов вселенной. Остальная часть вселенной состоит из гипотетической тёмной материи и тёмной энергии. Природа 96 процентов физической реальности фактически покрыта завесой тайны. Тем временем наблюдаемый физический мир парит на обширном океане энергии, называемом полем энергии нулевых колебаний или квантовым вакуумным полем, из которого возникают и исчезают виртуальные частицы, опосредующие собой все электромагнитные силы. Ваши глаза прочитывают данные строки в результате кипения виртуальных фотонов, происходящего в процессах абсорбции света вашей сетчаткой, продвижения нервных импульсов по зрительному нерву и возникновения паттернов электрической активности в вашем мозгу, причём все перечисленные процессы опосредованы соответствующими паттернами активности в рамках вакуумного поля внутри и вокруг вас.

Даже масса явным образом физического объекта, такого как камень, возникает из виртуальных частиц в гипотетических полях. В Стандартной Модели физики частиц вся масса в конечном счёте объясняется в терминах незримого поля Хиггса, всюду имеющего постоянную силу. Бозон Хиггса, как считается, создаёт облако виртуальных частиц в поле Хиггса вокруг него, и эти виртуальные частицы взаимодействуют с другими квантовыми частицами, придавая им массу.

В современной теоретической физике преобладают теория суперструн и M-теория, предусматривающие, соответственно, 10 и 11 измерений. Эти теории не экспериментально не проверены и в условиях настоящего времени непроверяемы. Тем временем многие космологи придерживаются теории мультивселенной, которая утверждает, что помимо нашей существуют ещё триллионы вселенных. Всё это интересные рассуждения, но они не принадлежат материалистической науке старой парадигмы. Реальность растворилась в физике виртуального.

В исследованиях сознания материализму был брошен вызов со стороны новой версии анимизма или «панпсихизма», согласно которой все самоорганизующиеся материальные системы, например электроны, имеют как психический, так и физический аспекты. В своей последней книге «Сознание и космос: Почему материалистическая неодарвинистская концепция природы практически точно ложна» («Mind and Cosmos: Why the Materialist Neo-Darwinian Conception of Nature is Almost Certainly False») философ-атеист Томас Нагель [Нэйджел; Thomas Nagel] утверждает, что необходимо перейти к панпсихизму, дабы получить какую-либо жизнеспособную философию природы, не обращающуюся к Богу.

Тем временем в биологии, несмотря на самоуверенное заявление, сделанное в двадцатом веке, что гены и молекулярная биология вскоре объяснят природу жизни, никому ещё не известно, каким образом растения и животные развиваются из оплодотворённых яйцеклеток. И за технологическим триумфом проекта Геном Человека, впервые объявленном Биллом Клинтоном и Тони Блэром в июне 2000 года, последовали большие сюрпризы. Было обнаружено гораздо меньше человеческих генов, чем ожидалось, всего лишь 23 000 вместо 100 000. У морских ежей в распоряжении примерно 26 000, а у риса 38 000. Попытки предсказать такие характеристики, как рост, продемонстрировали, что гены могут объяснить лишь 5 процентов вариативности между людьми, а не 80 процентов, как ожидалось. Неограниченная самоуверенность уступила дорогу «проблеме недостающей наследственности». Инвесторы в геномику и биотехнологию потеряли много миллиардов долларов. Недавний отчёт Гарвардской школы бизнеса по индустрии биотехнологий поведал, что «только мизерная доля компаний получила прибыль», и показал, как обещания прорывов вновь и вновь не оправдываются.

Материалистическая наука казалась простой и прямолинейной. Но старомодная материалистическая реальность растворилась в многомерной виртуальной физике; всё большее число философов и нейроучёных переходят к позициям панпсихизма; а биологам приходится думать о «системах» и «эмерджентных свойствах», которые не могут быть сведены до молекулярного уровня.

Озарения Куна и последующие достижения науки о науке имеют не только историческое значение в смысле рассмотрения революций прошлого. Есть надежда, что мы можем научиться у них и сегодня. Мы находимся посреди новой революции.

Руперт Шелдрейк

Облако меток