Облачные переводы как практика осознания

Posts tagged ‘космическая карма’

­Кен Уилбер. Фрагмент А. Примечания 9–19

Фрагмент А: Интегральная эпоха на передовом краю. Примечания 9–19

«Excerpt A: An Integral Age at the Leading Edge. Notes 9–19» © Кен Уилбер, 2003

Пер. с англ. © Евгений Пустошкин, 2013

Кен Уилбер Фрагмент А Отрывок А

Навигация по «Фрагменту A»

Введение в фрагменты из второго тома трилогии «Космос»

Введение

Часть 1. Космическая карма: почему настоящее немного похоже на прошлое?

Часть 2. Космические привычки как вероятностные волны

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 1)

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 2)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 2)

Часть 5. Интегральный методологический плюрализм

Примечания 1–8

Примечания 9–19

Примечания 20–30

Примечания 9–19

[9] Как мы видели в примечании 6, многие вероятностные волны развития наследуются коллективно, но то, имеют они отношение к верхним или же к нижним квадрантам, зависит от рассмотрения определённых характеристик. «Красный мем», например, означает общее подмножество ценностей, которые доступны индивидууму в рамках вероятностного пространства конкретной волны сознания (волны, которую в данном случае мы называем «красной» или «эгоцентрической»). Когда индивид переживает личную субъективную ценность, которая попадает в рамки этой вероятностной волны, это есть событие верхне-левого квадранта (то есть красный мем в этом случае обозначает аспекты субъективного измерения ценности, когда она вибрирует в индивидуальном холоне определённой AQAL-матрицы). Подавляющее количество данных, собранных при помощи реконструирующего исследования, указывает на то, что общие свойства этой вероятностной волны наследуются людьми, когда они эволюционируют за пределы пурпурной волны; в нашей интерпретации это означает, что данная волна стала достаточно сложившейся космической привычкой, прегензивно познаваемой фактически всеми холонами, продвигающимися теперь по уже сложившемуся пространству.

Когда эти красные прегензии совместно разделяются с другими холонами на красном; когда есть интимный, неопосредованный резонанс красных чувств одного холона с красными чувствами другого холона или других холонов; когда красные ценности (то есть ценности, свойства которых с очень высокой вероятностью попадают в вероятностное пространство, называемое красным) формируют фон взаимопонимания; когда красные волны ценностей становятся частью ткани дорефлексивных чувствований участников любого коллективного холона; когда горизонты индивидуальных холонов, вибрирующих на красном, сливаются в достаточно взаимной прегензии: тогда мы обобщённо говорим о наличии «красного мировоззрения», и в данном случае под красным, очевидно, имеется в виду нижне-левый квадрант: не просто индивидуальное, а общественное.

И наконец, когда красная ценностная волна зажигается и вибрирует в верхне-левом или нижне-левом, наличествуют (в обязательном порядке) соответствующие вибрации в верхне-правом и нижне-правом. У людей красная ценность, ощущаемая субъективно (верхне-левый), идёт рука об руку с возросшей активностью лимбической системы (верхне-правый). И когда холоны, вибрирующие на красном, собираются вместе как группа и действуют так, словно центр притяжения группы находится на красном (то есть общие свойства поведения группы соответствуют свойствам, которые были бы сгенерированы характерными событиями на красной вероятностной волне), тогда можно говорить, что у этой группы есть синтаксис или социальная система, отражающая коллективное внешнее измерение (нижне-правый) красной вероятностной волны, а также у неё есть подмножество взаимных прегензий, семантика и дорефлексивные фоны (нижне-левый), которые отражают её межсубъективные измерения.  (далее…)

Кен Уилбер. Фрагмент А. Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 2)

Фрагмент А: Интегральная эпоха на передовом краю. Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 2)

«Excerpt A: An Integral Age at the Leading Edge. Part 4, page 2» © Кен Уилбер, 2003

Пер. с англ. © Евгений Пустошкин, 2013

Кен Уилбер Фрагмент А Отрывок А

Навигация по «Фрагменту A»

Введение в фрагменты из второго тома трилогии «Космос»

Введение

Часть 1. Космическая карма: почему настоящее немного похоже на прошлое?

Часть 2. Космические привычки как вероятностные волны

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 1)

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 2)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 2)

Часть 5. Интегральный методологический плюрализм

Примечания 1–8

Примечания 9–19

Примечания 20–30

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 2)

Интерпретация в обоих смыслах

Доселе мы концентрировались на исследовании действительных реалий прошлого (или тех вещей, о которых можно обоснованно сказать, что они существуют в четырёх квадрантах); мы ещё не обсуждаем исследование потенциалов будущего, которое подразумевает познавание бурлящих краёв сегодняшнего эволюционного развёртывания; исследование событий, которые только лишь в процессе эмерджентного возникновения; исследование неисчислимого множества форм трансляции, возникающих от мгновения к мгновению; исследование трансцендентальных компонентов любой прегензии; исследование реалий, которые совместно создаются при участии самого способа исследовательского познавания; исследование более высоких состояний, которые уже присутствуют в виде общих размерностей (таких как бодрствование, сновидение и глубокий сон), но ещё не возникли в крупных масштабах и не приняли особой формы в виде космических привычек и конкретных стадий; и исследование любых феноменов, которые могут представлять собой нечто, что мы называем инволюционными данностями, или реалиями, которые, по-видимому, наличествуют с самого начала эволюции (таких, как математика, определённые физические законы, любые по-настоящему архетипические формы, морфогенетический градиент Эроса и т. д. Вопрос, существуют ли они, или нет, будет обсуждён позднее.)

Напротив, в настоящий момент мы ведём беседу об исследовании тех событий, которые, в некотором смысле, предсущи нашему исследованию как действительные события: то есть как AQAL-вселенная предыдущего мгновения и любые её устойчивые космические привычки, которые повторяют себя в этом мгновении. Именно поэтому мы описываем все эти исследования как реконструирующие исследования, ведём ли мы речь о реконструирующей науке (например, физике, эволюционной биологии); реконструирующей феноменологии и интроспекции (например, глубинно-психологическом исследовании вытесненных прошлых чувств); реконструирующей герменевтике (исследовании истории смыслов в культуре); реконструирующей антропологии (исследовании исторических и доисторических материальных следов человеческого становления) и так далее.

И вопрос таков: какая часть нашего знания основывается на предсуществующих фактах или данностях (переданных этому мгновению путём космического наследования), а какая часть — на текущих интерпретациях этих фактов (которые превосходят любые данности прошлого и не могут быть обнаружены в мире фактов)?  (далее…)

Кен Уилбер. Фрагмент А. Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

Фрагмент А: Интегральная эпоха на передовом краю. Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

«Excerpt A: An Integral Age at the Leading Edge. Part 4, page 1» © Кен Уилбер, 2003

Пер. с англ. © Евгений Пустошкин, 2013 

Кен Уилбер Фрагмент А Отрывок А

Навигация по «Фрагменту A»

Введение в фрагменты из второго тома трилогии «Космос»

Введение

Часть 1. Космическая карма: почему настоящее немного похоже на прошлое?

Часть 2. Космические привычки как вероятностные волны

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 1)

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 2)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 2)

Часть 5. Интегральный методологический плюрализм

Примечания 1–8

Примечания 9–19

Примечания 20–30

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

Постмодернистские эпистемологии (от Ницше и Хайдеггера до Гадамера, Фуко, Деррида и Лиотара) преуспели в двух глубинных вещах: привнесли невероятно важные истины в игру человеческой эпистемологии; и внесли полную и безвозвратную путаницу в целую дисциплину. В любом интегральном методологическом плюрализме требуется ценить частичные истины постмодернизма, но при этом избегать той обессиливающей путаницы, которая до сих пор его сопровождала.

Главный спор между эпистемологиями постмодерна и эпистемологиями модерна/домодерна касается вопроса, возлежит ли груз истины на относительности, или же на универсальности: или, если выразить то же самое иначе, являются ли более фундаментальными интерпретации, или же сами факты. Сама форма данного спора, однако, показывает, что он практически всецело разворачивается в парадигме первого порядка (то есть в первопорядковой машине предписаний по генерированию данных): весь спор развернулся между синими фундаменталиями, оранжевыми универсалиями и зелёными плюрализмами, где один из вариантов воспринимается истинным, а остальные — ложными. Второпорядковая бирюзовая парадигма, с другой стороны, открывает более плодотворный способ работы: выявлять частичные истины, содержащиеся во всех перечисленных позициях, а затем реконтекстуализировать их в рамках более всеобъемлющей и сострадательной системы координат, выражая тем самым саморефлексивный бирюзовый аспект понимания AQAL-матрицей самой себя. Перейдя к такому способу осмысления, мы осознаем, что данная дискуссия не представляет собой спора между фактами и интерпретациями; напротив: данная дискуссия подразумевает понимание того, как обе стороны — факты и интерпретации — являются неотъемлемыми измерениями данного и любого другого мгновения.

Лично мне ещё не встретилось ни одного другого подхода, который ближе бы подходил к интеграции истин подходов домодерна, модерна и постмодерна. Напротив, существующие сегодня подходы, как правило, выбирают тот или иной из этих аспектов (домодерн, модерн или постмодерн) и жёстко порицают остальные, — увы, таков живой пример менталитета первого порядка, всё ещё воюющего со своими соседями. Давайте рассмотрим, можно ли вместо этого предложить второпорядковый компонент, который ценит каждый из данных подходов путём их реконтекстуализации в более крупной системе координат — системе координат, которая спасает то истинное, что в них имеется, посредством определения границ их применимости. Говоря иными словами, путём освобождения всех подходов от свойственных им абсолютизмов, их проверенные частичные истины могут быть замечены, включены и охвачены в непрерывном развёртывании стремления данного мгновения к воплощению.  (далее…)

Кен Уилбер. Фрагмент А. Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 2)

Фрагмент А: Интегральная эпоха на передовом краю. Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 2)

«Excerpt A: An Integral Age at the Leading Edge. Part 3, page 2» © Кен Уилбер, 2003

Пер. с англ. © Евгений Пустошкин, 2013 

Кен Уилбер Фрагмент А Отрывок А

Навигация по «Фрагменту A»

Введение в фрагменты из второго тома трилогии «Космос»

Введение

Часть 1. Космическая карма: почему настоящее немного похоже на прошлое?

Часть 2. Космические привычки как вероятностные волны

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 1)

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 2)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 2)

Часть 5. Интегральный методологический плюрализм

Примечания 1–8

Примечания 9–19

Примечания 20–30

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 1)

Пятый фактор

Ещё один компонент, который зачастую упускается из виду в большинстве рассмотрений социальной трансформации, это «всеуровневая» часть параметров AQAL. Возрастание внешнего или социального развития может устойчиво поддерживаться лишь соответствующим возрастанием внутреннего развития сознания и культуры. История показывает, что просто пытаться установить новую форму правления, политическую систему или социальную сеть распределения без соразмерного ей развития уровней во внутренних измерениях сознания гарантирует провал социальной трансформации.

Например, сама по себе концепция общественного договора (которая является основой большинства форм комплексной легитимации, включая и современные представительные демократии) — это плод 5-й стадии морального развития (оранжевый или выше). И всё же оранжевая вероятностная волна возникла в достаточно широких масштабах лишь три века назад. По этой причине не случайно, что демократические системы правления (по природе своей основывающиеся на общественном договоре) представляют собой недавнее развитие в человеческой эволюции, появившееся в каких-либо крупных масштабах лишь после Просвещения на Западе.

В действительности именно историческое эмерджентное возникновение оранжевой вероятностной волны в левосторонних квадрантах (то есть гебсеровский переход от мифического к ментальному) в совокупности со значительным развитием технико-познавательных способностей, нашедших воплощение, к примеру, в паровом двигателе, заменившем ветряные мельницы (в правосторонних квадрантах), ввело Эрос в последовательность историко-эволюционных развёртываний и, как следствие, привело к сильному возрастанию вероятности, что среди революций, происходивших в то время, по меньшей мере некоторые из них будут нести значимый, вертикальный, подлинно трансформирующий характер.  (далее…)

Кен Уилбер. Фрагмент А. Часть 2. Космические привычки как вероятностные волны

Фрагмент А: Интегральная эпоха на передовом краю. Часть 2. Космические привычки как вероятностные волны

«Excerpt A: An Integral Age at the Leading Edge. Part 2» © Кен Уилбер, 2003

Пер. с англ. © Евгений Пустошкин, 2013 

Кен Уилбер Фрагмент А Отрывок А

Навигация по «Фрагменту A»

Введение в фрагменты из второго тома трилогии «Космос»

Введение

Часть 1. Космическая карма: почему настоящее немного похоже на прошлое?

Часть 2. Космические привычки как вероятностные волны

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 1)

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 2)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 2)

Часть 5. Интегральный методологический плюрализм

Примечания 1–8

Примечания 9–19

Примечания 20–30

Часть 2. Космические привычки как вероятностные волны

Пролог

Предлагаю начать с приведения ряда примеров того, как происходит космическое наследование в человеческих холонах. Общий тезис, разумеется, состоит в том, что определённые индивидуальные и коллективные прегензии и формы (во всех квадрантах) в некоторой степени наследуются. Это значит, к примеру, что все волны вплоть до современного передового края эволюции (что в отношении людей, по грубым прикидкам, значит примерно вплоть до зелёной волны) наследовались в виде морфогенетических борозд (morphogenetic grooves) и полей контекстов. Первоначально они возникли отчасти как творческая новизна на передовом краю эволюции, но впоследствии сложились в виде космических привычек и, тем самым, сформировали часть строительных блоков для будущих событий.

Чем старше мем, тем, конечно же, более фиксированной является космическая привычка. Так, базовые свойства бежевого уровня, или сенсомоторной волны, сходны по всему миру: все люди, без исключения, нуждаются в еде, воде, тепле и крове. Пурпурный сопровождал нас по меньшей мере 30 000 лет; красный — по меньшей мере 10 000 лет; синий — примерно 3000 лет, — так что, если говорить относительно, в их глубинных свойствах осталось довольно мало места для манёвра: эти волны превратились в морфогенетические борозды интенсивных паттернов привычек, которые почти невозможно разрушить (несмотря даже на то, что первоначально они возникли отчасти как проявление творческой свободы). Оранжевому только 300 лет, но большинство его форм, по всей видимости, уже сложились. Зелёному, с другой стороны, всего-то примерно 30 лет (если говорить о какого-либо рода коллективных масштабах), так что в структуре зелёной волны ещё осталось довольно много пространства для маневрирования: она ещё не превратилась в полностью сложившуюся привычку. Передовой край сегодня находится приблизительно на жёлтом: это значит, что любой из вас, кто прокладывает новаторский путь интегральных идей и практик, на самом деле создаёт космические привычки, которые будут унаследованы будущими поколениями, даже хотя будущие поколения и продолжат своё движение за пределы жёлтого.  (далее…)

Кен Уилбер. Фрагмент А. Часть 1. Космическая карма: почему настоящее немного похоже на прошлое?

Фрагмент А: Интегральная эпоха на передовом краю. Часть 1. Космическая карма: почему настоящее немного похоже на прошлое?

«Excerpt A: An Integral Age at the Leading Edge. Part 1» © Кен Уилбер, 2003

Пер. с англ. © Евгений Пустошкин, 2013 

Кен Уилбер Фрагмент А Отрывок А

Навигация по «Фрагменту A»

Введение в фрагменты из второго тома трилогии «Космос»

Введение

Часть 1. Космическая карма: почему настоящее немного похоже на прошлое?

Часть 2. Космические привычки как вероятностные волны

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 1)

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 2)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 2)

Часть 5. Интегральный методологический плюрализм

Примечания 1–8

Примечания 9–19

Примечания 20–30

Часть 1. Космическая карма: почему настоящее немного похоже на прошлое?

Обзор

Из мгновения в мгновение вселенная держится воедино. Каким-то образом вселенная настоящего мгновения и вселенная предыдущего мгновения и сходны, и различны: сходны в том, что настоящее мгновение значительно напоминает предыдущее мгновение; различны в том, что ему также в значительной степени свойственна и новизна. Чем больше над этим размышляешь, тем более таинственным кажется всё в целом…

Наследование прошлого — одна из центральных тем, которые мы будем обсуждать, ведь, как оказалась, она является ключевой для практически всех сфер человеческого познавания. Но также оно затрагивает и то, что, вероятно, является наиболее сущностным вопросом всей сферы духовности.

Все древние духовные традиции — от шаманизма и неоплатонизма до христианского мистицизма и буддизма — считают, что в дополнение к данному физическому миру есть и более высокие миры, или более высокие измерения, или более высокие уровни реальности, и эти более высокие уровни в каком-то смысле уже существуют (например, как платоновские формы, гегельянские идеи, ауробиндовские инволюционные задатки, всевозможные архетипы или как шаманские высшие и низшие миры). Для Ауробиндо, если привести один пример, все более высокие уровни реальности закладываются инволюцией и, как следствие, пред-сущи в подлинном смысле, а следовательно — эти более высокие уровни разворачиваются и становятся проявленными в процессе эволюции (так что эволюция — это просто развёртывание того, что было завёрнуто или заложено инволюцией). Но все течения модерна и постмодерна отрицают существование более высоких миров — или, если более обобщённо, отрицают, что вообще есть какие-либо предсуществующие данности (включая и любые предзаданные онтологические структуры: модерн отрицает более высокие структуры, постмодерн же отрицает все структуры вообще: в любом случае, духовность отбрасывается). Духовные традиции настаивают на том, что спасение состоит в некоем переоткрывании уже существующей реальности. Постмодерн настаивает на том, что ничто не открывается, всё конструируется. Вся «битва» между древним и современным зиждется на этом центральном вопросе: есть ли онтологически предсущие уровни или измерения реальности?

Если и суждено возникнуть духовности, которая обретёт уважение в глазах современного и постсовременного мира, ей придётся выяснить, как совместить эти два противоречащих утверждения. Грубо говоря, требуется найти способ сохранить все основания духовного мировоззрения (от сатори или спасения как «возвращения домой» до существования уровней или волн сознания), но без постулирования отнологически предсущих реальностей. Если мы не можем этого сделать, тогда духовность можно считать мёртвой в лице современного и постсовременного мира интеллектуальной респектабельности.

Мы начинаем данную попытку постметафизической реконструкции духовных традиций с прозаического вопроса наследования прошлого…  (далее…)

Облако меток