Облачные переводы как практика осознания

Posts tagged ‘гностицизм’

Эрик Дж. Уилсон. Тёмное искусство (отрывок)

Эрик Дж. Уилсон о роли меланхолии

отрывок из труда «Тёмное искусство» («The Dark Art»)

[Оригинал на англ. яз.]

Тёмная палата дня

Будучи подростком, я более всего стремился проводить дни, развалившись в своей затенённой спальне — особенно в летнее время. Жалюзи моей комнаты приглушали утреннее солнце до тусклого лучика. Я лежал на полу и часами разглядывал разводы на своём потолку: отпечаток руки, размывшийся до багрянистого пятна; размазанная мёртвая букашка, напоминающая по форме звезду. Ни о чём особенно я не размышлял, а растворялся в порхающих тенях своего беспутного, нервозного сознания, то задумчиво посещавшего утраченные воспоминания, то воображавшего варианты несбыточного будущего. Если этим образам и было характерно какое-то устойчивое настроение, то была трепетная дымка неудачи, кинематографический фокус на моём разбитом сердце, юности среди светлячков или же семи шрамах, оставшихся с той поры, когда я упал с лестницы бабушкиного дома. Оживлённое щебетанье птицы-пересмешника за окном усиливало извращённую радость, декадентствующее объятие мрака в то время, когда мир озарялся светом. Я обожал своё холодное одиночество в изоляции от песен и полётов, эту созданную моим разумом зиму.

Ровно в полдень мой отец распахивал дверь в мою спальню, поднимал жалюзи и грубо приказывал мне вылезать из постели. Иди, поиграй в бейсбол с приятелями, — говорил он мне, — или окунись в бассейне, или пригласи девочку. Яркий свет солнца да его грубый голос всякий раз меня ошарашивали. Я словно бы рождался заново, будто меня выбрасывало из тёмной и неупорядоченной воды на раскалённый берег, в котором всё имело только одно очертание и ничего более, в котором часы тикали, а карты правили. Я ненавидел необходимость двигаться. Но мне всегда приходилось. Боявшись своего отца, без особого желания я приспосабливался к требованиям дня. Я втискивал себя в белые правила бейсбольной площадки или прибегал к ясным предложениям, чтобы донести свои мысли. Я убивал мечтательность и предпринимал усилия, чтобы преуспеть. Я делал вид, будто я счастлив, заставлял себя смеяться.  (далее…)

Кен Уилбер. Атака Плотина на гностиков

Атака Плотина на гностиков

Отрывок из книги Кена Уилбера «Пол, экология, духовность» (Ken Wilber, Sex, Ecology, Spirituality, CW 6, p. 351­-354).

Кен Уилбер и Плотин атакуют гностиков

Необходимость уравновешивать и объединять Восхождение и Нисхождение, Эрос и Агапэ, мудрость и сострадание, трансцендетность и имманентность — эта недвойственная интеграция является величайшим и бессмертным вкладом Плотина, и он всегда, по моему мнению, будет оставаться сияющим маяком для всех, кто устал от жестокости и грубости только лишь Восходящей или только лишь Нисходящей траекторий.

Плотин был бескомпромиссен к тем, кто желал восславить только посюстороннее (сей мир) или только потустороннее (иной мир): и те, и другие били совершенно мимо цели. Каждое расширение самости, по утверждению Плотина, приносит всё больше и больше «внешнего» мира внутрь нас, а не отрезает от нас всё больше и больше его частей. Отрицание мира — отрицание чего-либо, что существует, коли на то пошло — для Плотина есть явный признак болезни.  (далее…)

Майкл Зиммерман. Религиозные мотивы в технологическом постгуманизме

Религиозные мотивы в технологическом постгуманизме

Майкл Зиммерман

[PDF в Google Docs]

25 октября 2011

Предисловие редактора: Это третья работа из серии эссе под авторством Майкла Циммермана, в которых исследуются некоторые из культурных, психологических и духовных последствий технологической сингулярности в том виде, в котором эта концепция популяризована Рэем Курцвейлом. Технологическая сингулярность обещает привести человечество в новую «постчеловеческую» фазу в течение нескольких десятилетий. Ближайшие три недели эти статьи будут публиковаться в разделе «Integral Post» на вебсайте «Integral Life», и мы приглашаем вас поделиться своими взглядами и размышлениями в комментариях к тексту. — Кори У. Девос.

Оглядываясь назад на столетие кровавых революций, Мишель Фуко заметил, что «одна из самых разрушительных привычек современной мысли» заключается в отношении к  настоящему как к центральным событиям во всемирной истории.[1] Имея в виду последствия, к которым приводит тенденция модерна «героизировать» настоящее, Фуко отметил: «Вероятно, необходимо найти в себе смирение для того, чтобы признать, что время моей жизни не является неповторимым, фундаментальным и революционным моментом в истории, из которого всё начинается и которым всё заканчивается».[2] Быть может, проницательное назидание Фуко должно быть услышано теми, кто верит, что человечество находится в одном шаге от чего-то поистине революционного, а именно — создания «постчеловеческих» существ — наших преемников, — которые будут сделаны из материала намного более прочного и стойкого, нежели смертные плоть и кровь. Эти богоподобные существа, как нам говорят, будут основой гигантского прыжка в эволюции разума на этой планете. (далее…)

Облако меток