Облачные переводы как практика осознания

Posts tagged ‘бирюзовый уровень (Уилбер)’

Кен Уилбер. Ответ критическому реализму в защиту интегральной теории

Ответ критическому реализму в защиту интегральной теории

Кен Уилбер

17 января — 2 мая 2013

Перевод © Евгений Пустошкин, май 2013

[Оригинал на англ. яз.]

Кен Уилбер квадранты

Ниже представлены два длинных примечания и один отрывок из моей недавно дописанной книги «Секс, карма, творчество», представляющей собой второй том трилогии «Космос», первым томом которой был «Секс, экология, духовность». Отчасти они были написаны в ответ на недавние статьи о критическом реализме и интегральной теории; и, хотя в них определённые аспекты критического реализма оцениваются высоко, данные выдержки однозначно выступают в поддержку интегральной теории. — Кен Уилбер

Глава «Индивидуальное и социальное», примечание 4:

[1] 4. Интегральную теорию (ИТ) и критический реализм (КР) объединяет много общего, однако есть и много существенных различий. Можно начать с того, что критический реализм отделяет эпистемологию от онтологии и делает онтологию уровнем «реального»; тогда как в интегральной теории эпистемология и онтология не могут быть настолько раздроблены и расколоты, а, напротив, являются двумя коррелирующими измерениями любого Целого события (частью тетраизмерений любого холона). Реализм считает, что есть онтологические реалии, которые не зависят от человека или человеческих теорий — включая и значительную часть уровня «реального» (здесь можно привести такие феномены, как атомы, молекулы, клетки и т. д.), — и ИТ с этим согласна, однако с одним важным различием: ИТ свойственен панпсихизм (термин, который мне не нравится, я предпочитаю термин «панинтериоризм» [англ. pan-interiorism, где —interior- означает «внутреннее измерение», — прим. пер.], что означает, что все существа имеют измерения внутреннего, или протосознание, в духе Уайтхеда, Пирса, Лейбница и т. д.), — а именно: атомы не зависят от того, чтобы их познавали люди, однако они и вправду зависят от того, чтобы их познавали другие атомы. Аспект «прегензии» атомов (протопознание, протоощущение, протосознание) помогает атомам созадействовать аспект бытия, или онтологии, друг у друга: их собственные эпистемология и онтология, таким образом, неразрывно связаны и взаимосозидательны. Прегензия атома есть часть его собственной онтологии (верно и обратное); по мере того, как каждый атом прегензивно познаёт своего предшественника, он играет важную роль в вызывании или задействовании его, точно так, как его собственное бытие частично зависит от пребывания прегензивно познанным / узнанным / включённым своим предшественником. Если мы на мгновение повременим с вопросами квантовой механики (см. ниже), ничто из этого в своём существовании, или бытии, не зависит от людей, и всё же прегензия-ощущение-познавание атома является неотъемлемым аспектом этого уровня «реального». Сознание не является чем-то, что можно убрать из сущего, чтобы оставить свободную от сознавания «онтологию», которая только себе лежит да поджидает, когда же её наконец-то познает какое-то другое сознающее существо. Напротив, сознание простирается до самого низа и формирует часть внутренне присущих каждому онтологическому существу, или холону, сознавания и созидательности. «Предельная категория» Уайтхеда — а именно: «творческое продвижение в новизну» — является частью прегензии каждого бытия, существующего во вселенной, и аспект созидательности нельзя отрезать от аспекта бытия без нанесения насильственной травмы. Постулировать наиболее фундаментальный уровень реальности в качестве исключительно онтологии — бытие без познания, сознания или творчества — по сути представляет собой ход первопорядковых уровней развития, который раскалывает на куски Целостность данного и любого реального события.

Аналогичным образом и духовная трансценденция (Эрос) тоже простирается до самого низа. С неоуайтхедианской точки зрения, характерной для ИТ, каждое новое мгновение обретает бытие в качестве субъекта (со всеми четырьмя квадрантами) и оно прегензивно познаёт (тетрапрегензирует) своих предшествующие мгновения, которые теперь становятся объектом (во всех четырёх квадрантах) для этого нового субъекта. Новый субъект «превосходит и включает» старый субъект (теперь ставший объектом), а посему они взаимосотворяют друг друга: старый субъект, который теперь является объектом и включён в новый субъект, помогает сформировать очертания самого субъекта через простой факт бытия включённым в него, действительно им охваченным и, таким образом, в некоторой степени предопределяющим его. Также новый субъект, включая старый субъект, играет важную роль в вызывании или задействовании его, в ходе этого процесса совместно сотворяя его бытие как таковое в виде нового объекта. И новый субъект, в свою очередь, добавляет свою степень творчества, сознания и новизны, а посему на самом деле участвует в совместном творении нового бытия в самом акте прегензивного объединения. Это «превосхождение и включение» простирается до самого низа, включает малейшие микросубатомные частицы, проходит через все действительные мезоуровни развития (где, как Киган выразился применительно к человеческому развитию, «субъект одного уровня становится объектом субъекта следующего»; это есть мезоуровень уайтхедовской прегензии, а именно: то, что «субъект настоящего мгновения становится объектом субъекта следующего мгновения», теперь уже действует на более масштабном, высоком, сложном и сознательном уровне) и пронизывает все макропрактики медитации, где трансценденция является общей целью и происходит через объективизацию состояний-стадий от грубого через тонкое и причинное к Истинному Я и затем предельному Духу (причём каждое состояние-стадия превосходит и включает предыдущую: субъект одной стадии становится объектом следующей). Этот Эрос (который, безусловно, можно считать духовным) является основной движущей силой эволюции как таковой, начиная с самого начала, с момента Большого взрыва, и заканчивая всем, вплоть до предельного Просветления. Как выразился Эрих Янч, эволюция — это «самоорганизация через самотрансценденцию», и эта «трансценденция и включение» является сущностной формой перетекающего из мгновения в мгновение развёртывания реальности.  (далее…)

­Кен Уилбер. Фрагмент А. Примечания 9–19

Фрагмент А: Интегральная эпоха на передовом краю. Примечания 9–19

«Excerpt A: An Integral Age at the Leading Edge. Notes 9–19» © Кен Уилбер, 2003

Пер. с англ. © Евгений Пустошкин, 2013

Кен Уилбер Фрагмент А Отрывок А

Навигация по «Фрагменту A»

Введение в фрагменты из второго тома трилогии «Космос»

Введение

Часть 1. Космическая карма: почему настоящее немного похоже на прошлое?

Часть 2. Космические привычки как вероятностные волны

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 1)

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 2)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 2)

Часть 5. Интегральный методологический плюрализм

Примечания 1–8

Примечания 9–19

Примечания 20–30

Примечания 9–19

[9] Как мы видели в примечании 6, многие вероятностные волны развития наследуются коллективно, но то, имеют они отношение к верхним или же к нижним квадрантам, зависит от рассмотрения определённых характеристик. «Красный мем», например, означает общее подмножество ценностей, которые доступны индивидууму в рамках вероятностного пространства конкретной волны сознания (волны, которую в данном случае мы называем «красной» или «эгоцентрической»). Когда индивид переживает личную субъективную ценность, которая попадает в рамки этой вероятностной волны, это есть событие верхне-левого квадранта (то есть красный мем в этом случае обозначает аспекты субъективного измерения ценности, когда она вибрирует в индивидуальном холоне определённой AQAL-матрицы). Подавляющее количество данных, собранных при помощи реконструирующего исследования, указывает на то, что общие свойства этой вероятностной волны наследуются людьми, когда они эволюционируют за пределы пурпурной волны; в нашей интерпретации это означает, что данная волна стала достаточно сложившейся космической привычкой, прегензивно познаваемой фактически всеми холонами, продвигающимися теперь по уже сложившемуся пространству.

Когда эти красные прегензии совместно разделяются с другими холонами на красном; когда есть интимный, неопосредованный резонанс красных чувств одного холона с красными чувствами другого холона или других холонов; когда красные ценности (то есть ценности, свойства которых с очень высокой вероятностью попадают в вероятностное пространство, называемое красным) формируют фон взаимопонимания; когда красные волны ценностей становятся частью ткани дорефлексивных чувствований участников любого коллективного холона; когда горизонты индивидуальных холонов, вибрирующих на красном, сливаются в достаточно взаимной прегензии: тогда мы обобщённо говорим о наличии «красного мировоззрения», и в данном случае под красным, очевидно, имеется в виду нижне-левый квадрант: не просто индивидуальное, а общественное.

И наконец, когда красная ценностная волна зажигается и вибрирует в верхне-левом или нижне-левом, наличествуют (в обязательном порядке) соответствующие вибрации в верхне-правом и нижне-правом. У людей красная ценность, ощущаемая субъективно (верхне-левый), идёт рука об руку с возросшей активностью лимбической системы (верхне-правый). И когда холоны, вибрирующие на красном, собираются вместе как группа и действуют так, словно центр притяжения группы находится на красном (то есть общие свойства поведения группы соответствуют свойствам, которые были бы сгенерированы характерными событиями на красной вероятностной волне), тогда можно говорить, что у этой группы есть синтаксис или социальная система, отражающая коллективное внешнее измерение (нижне-правый) красной вероятностной волны, а также у неё есть подмножество взаимных прегензий, семантика и дорефлексивные фоны (нижне-левый), которые отражают её межсубъективные измерения.  (далее…)

Кен Уилбер. Фрагмент А. Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

Фрагмент А: Интегральная эпоха на передовом краю. Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

«Excerpt A: An Integral Age at the Leading Edge. Part 4, page 1» © Кен Уилбер, 2003

Пер. с англ. © Евгений Пустошкин, 2013 

Кен Уилбер Фрагмент А Отрывок А

Навигация по «Фрагменту A»

Введение в фрагменты из второго тома трилогии «Космос»

Введение

Часть 1. Космическая карма: почему настоящее немного похоже на прошлое?

Часть 2. Космические привычки как вероятностные волны

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 1)

Часть 3. Природа революционной социальной трансформации (стр. 2)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 2)

Часть 5. Интегральный методологический плюрализм

Примечания 1–8

Примечания 9–19

Примечания 20–30

Часть 4. Факты и интерпретации (стр. 1)

Постмодернистские эпистемологии (от Ницше и Хайдеггера до Гадамера, Фуко, Деррида и Лиотара) преуспели в двух глубинных вещах: привнесли невероятно важные истины в игру человеческой эпистемологии; и внесли полную и безвозвратную путаницу в целую дисциплину. В любом интегральном методологическом плюрализме требуется ценить частичные истины постмодернизма, но при этом избегать той обессиливающей путаницы, которая до сих пор его сопровождала.

Главный спор между эпистемологиями постмодерна и эпистемологиями модерна/домодерна касается вопроса, возлежит ли груз истины на относительности, или же на универсальности: или, если выразить то же самое иначе, являются ли более фундаментальными интерпретации, или же сами факты. Сама форма данного спора, однако, показывает, что он практически всецело разворачивается в парадигме первого порядка (то есть в первопорядковой машине предписаний по генерированию данных): весь спор развернулся между синими фундаменталиями, оранжевыми универсалиями и зелёными плюрализмами, где один из вариантов воспринимается истинным, а остальные — ложными. Второпорядковая бирюзовая парадигма, с другой стороны, открывает более плодотворный способ работы: выявлять частичные истины, содержащиеся во всех перечисленных позициях, а затем реконтекстуализировать их в рамках более всеобъемлющей и сострадательной системы координат, выражая тем самым саморефлексивный бирюзовый аспект понимания AQAL-матрицей самой себя. Перейдя к такому способу осмысления, мы осознаем, что данная дискуссия не представляет собой спора между фактами и интерпретациями; напротив: данная дискуссия подразумевает понимание того, как обе стороны — факты и интерпретации — являются неотъемлемыми измерениями данного и любого другого мгновения.

Лично мне ещё не встретилось ни одного другого подхода, который ближе бы подходил к интеграции истин подходов домодерна, модерна и постмодерна. Напротив, существующие сегодня подходы, как правило, выбирают тот или иной из этих аспектов (домодерн, модерн или постмодерн) и жёстко порицают остальные, — увы, таков живой пример менталитета первого порядка, всё ещё воюющего со своими соседями. Давайте рассмотрим, можно ли вместо этого предложить второпорядковый компонент, который ценит каждый из данных подходов путём их реконтекстуализации в более крупной системе координат — системе координат, которая спасает то истинное, что в них имеется, посредством определения границ их применимости. Говоря иными словами, путём освобождения всех подходов от свойственных им абсолютизмов, их проверенные частичные истины могут быть замечены, включены и охвачены в непрерывном развёртывании стремления данного мгновения к воплощению.  (далее…)

Облако меток