Облачные переводы как практика осознания

Archive for Апрель, 2013

Алекс Грей. Космическое творчество: Как сознание эволюционирует через искусство

Космическое творчество: Как сознание эволюционирует через искусство (Алекс Грей на TEDxMaui 2013)

Четыре квадранта Кена Уилбера и эволюция сознания через искусство

Четыре квадранта Кена Уилбера и эволюция сознания через искусство

Художник-визионер Алекс Грей начал свою карьеру как иллюстратор медицинских изданий в Медицинской школе Гарварда,  однако приобрёл наибольшую известность благодаря картинам, изображающим физическую и тонкую анатомию человека в контексте космической, биологической и технологической эволюции. Его работы были представлены в журналах «Time» и «Newsweek», на телеканале «Discovery Channel» и на обложках альбомов музыкальных групп «TOOL», «Beastie Boys» и  «Нирвана».

Официальный вебсайт Алекса Грея: http://alexgrey.com

Роланд Бенедиктер, Маркус Молц. Становление неоинтегративных мировоззрений

Становление неоинтегративных мировоззрений: В направлении рациональной духовности для возникающей планетарной цивилизации? [1]

Роланд Бенедиктер (Европейский центр Стэнфордского университета) и Маркус Молц (Люксембургский университет)

Глава 1 из книги «Критический реализм и духовность» (Hartwig M., Morgan J. (eds.). Critical realism and spirituality. — Routledge, Taylor & Francis Group, 2011. P. 29–74.).

Перевод: Евгений Пустошкин, Александра Никулина, апрель 2013

Перевод сделан по заказу и инициативе Московского интегрального клуба.

[Оригинал на англ. яз.]

«Критический реализм и духовность»

«Критический реализм и духовность»

Только такая жизнь, такая культура, которая ничего не исключает … может дать настоящее, прочное удовлетворение всем потребностям человеческого чувства, мышления и воли…

(Владимир Соловьёв, 1877)

В данной главе предлагается введение в современное положение дел в сфере мировоззрений, касающихся неоинтегративных движений. В нынешней констелляции европейско-западного полушария наблюдается значительное возрастание «духовно» информированных парадигм, которые в то же время утверждают, что они «рациональны». Хотя эти парадигмы иногда и прибегают к неоднозначному толкованию концепций «духовности» и «рациональности», обладают большим многообразием свойств, нередко противопоставляются друг другу и имеют различный характер, можно сказать, что их объединяет, в большинстве случаев, стремление быть интегративными, всевключающими («инклюзивными», — прим. пер.) и интегральными (целостными, — прим. пер.). Эти термины подразумевают попытку примирить духовность и рациональность, трансценденцию и секуляризм, а также «реализм» и «номинализм», причём целью является построение в основании западной цивилизации более сбалансированного мировоззрения в сравнении с теми, которые нам по сию пору были доступны и в большинстве своём склоняются либо к секулярному номинализму — с одной стороны, либо к религиозному трансцендентализму — с другой.

Чтобы охватить современные попытки развить интегративные мировоззрения, настоящий текст описывает некоторые из важнейших свойств современной мировоззренческой констелляции в западном полушарии; во-вторых, он выносит на обсуждение проблему некоторых парадигматических попыток придти к интегративной, всевключающей или интегральной мысли, которые существуют в современности, включая и некоторые переходные движения, появившиеся в промежутке между концом 1960-х и сегодняшним днём; и, в-третьих, описывает воззрения некоторых из наиболее влиятельных тенденций и траекторий в направлении интегральных мировоззрений, то есть в направлении примирения рациональности и духовности.

Результатом нашего критического изучения данного вопроса является вывод, что, если развивать их должным образом, то есть, в полном соответствии с правилами современных академических исследований, интегративные мировоззрения могут предоставить, по меньшей мере, потенциально полезные «слои стратификации» (Томас Фараро) в качестве инструментов, дополняющих имеющееся у нас в мэйнстримовой науке и культуре. Это нужно для того, чтобы ускорить построение более сбалансированной цивилизационной парадигмы, которая удовлетворяет потребности надвигающегося возникновения первой «планетарной цивилизации» (Митио Каку, Дженнифер Гидли). Предоставляя более панорамную картину актуальных на сегодня вопросов, неоинтегративные мировоззрения потенциально могут способствовать созданию (само)критических систем координат, которые позволят всеохватно работать с большинством важнейших проблем нашего времени.  (далее…)

Сэм Парниа. Сознание после смерти: Странные истории с передового края реанимационной медицины

Сознание после смерти: Странные истории с передового края реанимационной медицины

Интервью Брэндона Кейма с Сэмом Парниа

Журнал «Wired»

24 апреля 2013

[Оригинал на англ.]

Послесмертные переживания

Иллюстрация: Emilio Labrador/Flickr

Сэм Парниа (Sam Parnia) работает реаниматологом. Другими словами, он помогает возвращать людей с того света, — и некоторые из пациентов возвращаются с рассказами. Эти рассказы могут помочь в спасении жизней и даже пошатнуть некоторые установившиеся научные теории о природе сознания.

«Полученные на сегодня данные говорят о том, что человеческое сознание не исчезает», — утверждает Парниа, врач госпиталя университета Стоуни Брук и директор программы по исследованию процессов реанимации. — «Оно остается в течение нескольких часов после смерти, пусть и в состоянии спячки, которое извне мы не можем увидеть».

Реанимационная медицина появилась в середине двадцатого века, когда была разработана техника СЛР (сердечно-лёгочная реанимация), при которой удавалось восстановить сердцебиение после остановки. Изначально процедура была эффективна в течение всего нескольких минут после остановки сердца, но благодаря прогрессу в исследованиях это время удалось увеличить до 30 минут и более.

Новые технологии обещают и дальше раздвинуть границы между жизнью и смертью. В то же время ощущения описанные людьми, возвращёнными с того света, бросают вызов тому что мы считали возможным. Они утверждают что видели и слышали происходящее в то время как деятельность их мозг по всем признакам прекратилась.

Это кажется нереальным, но если их воспоминания точны, а мозг в то время был неактивен, то это невозможно объяснить с точки зрения неврологии, по крайней мере с текущим уровнем знаний. Парниа, глава проекта изучения человеческого сознания AWARE, в рамках которого в 25 госпиталях Северной Америки и Европы ведётся запись воспоминаний людей, которые были некоторое время мертвы, изучает этот феномен с научной точки зрения.

Парниа обсуждает свою работу в новой книге «Стирая смерть: Наука, которая перечерчивает границы между жизнью и смертью» («Erasing Death: The Science That Is Rewriting the Boundaries Between Life and Death»). Журнал «Wired» побеседовал с Парниа о реанимации и природе сознания.

Wired: В книге вы утверждаете, что смерть не наступает мгновенно, а представляет собой процесс. Что вы имеете в виду?

Сэм Парниа: Обычно смерть описывают так: сердце перестаёт биться, мозг выключается. Момент остановки сердца. До того как была разработана СЛР, достигая этой отметки, вы не могли вернуться обратно. Это привело к формированию мнения, что смерть совершенно неотвратима.

Когда мы умираем, наши клетки умирают не сразу. Проходит ещё некоторое время до того момента, как они умрут от недостатка кислорода. Это не происходит в один миг. У нас есть больше времени, чем считается. Теперь известно, что, когда тело считается трупом и доктор объявляет тело мёртвым, ещё есть вероятность, в биологическом и медицинском смысле, вернуть это тело обратно к жизни.

Конечно, если после смерти вы оставите тело достаточно долго, то клетки начнут повреждаться. Наступит момент, после которого вы более не сможете вернуть тело к жизни. Но никто не знает в точности, когда этот момент наступает. Это может быть и через десятки минут, и более чем через час. Смерть — это, на самом деле, процесс.

«Идея, что электрохимические процессы в мозгу порождают сознание, вероятно, перестала быть верной».

Wired: Как можно вернуть людей с того света?

Парниа: Смерть, по существу, аналогична инсульту, что особенно верно для мозга. Инсульт — это некий процесс, в ходе которого кровь перестаёт поступать в мозг. Клеткам нету дела, сердце ли это перестало биться, или же кровоток перекрыт тромбом.

Клетки мозга могут оставаться жизнеспособными до 8 часов после того, как кровь перестаёт поступать. Если врачи смогут научиться манипулировать процессами, происходящими в клетках, и замедлять темп, при котором они начинают умирать, мы могли бы исправить проблему, которая ведёт к смерти, а потом перезапустить сердце и вернуть человека назад к жизни. В том смысле, что смерть могла бы стать обратимой до тех условий, при которых возможно лечение.

Например, если кто-нибудь умирает от остановки сердца, но благодаря СЛР это поправимо, тогда по тому же принципу мы можем защитить мозг, если, конечно, клетки не повреждены, и перезапустить сердце. Но если кто-то умирает от ракового заболевания, которое сегодня неизлечимо, тогда это бесполезно.

Wired: Вы говорите о том, чтобы возвращать людей к жизни после недель или даже нескольких лет после смерти?

Парниа: Нет. Это не криогеника. Когда вы умираете, в большинстве ваших клеток запускается апоптоз, или запрограммированная клеточная смерть. Если тело находится в холоде, то процесс замедляется. Благодаря этому можно замедлить темп умирания клеток. Но мы говорим об охлаждении, а не о заморозке. Процесс заморозки тела повредит клетки.

Wired: Вы также изучаете присмертные переживания (near-death experience), однако используете иной термин для их обозначения: послесмертные переживания (after-death experience).

Парниа: Я решил, что мы должны изучать опыт людей, которые пережили остановку сердца. Мною было обнаружено, что 10 процентов пациентов, которые пережили этот опыт, рассказывают о невероятных вещах, увиденных в это время.

Когда я изучил литературу по остановке сердца, то стало понятно, что достаточно примерно десяти секунд после того, как сердце перестанет подкачивать кровь, чтобы мозг прекратил свою деятельность. Когда врачи начинают СЛР, они всё ещё не могут обеспечить достаточный приток крови в мозг. Он остаётся неактивным. Это физиология людей, которые умерли или получают реанимационную помощь.

Не только моё, но и четыре других исследования выявили одно и то же: у людей остаются воспоминания. Если совместить это с различными отдельными случаями, регистрируемыми по всему миру, с людьми, которые сообщали точные описания всего, что происходило в процессе реанимации, которые сохраняются у них в памяти, это говорит в пользу того, что данный вопрос требует более подробного изучения.

Wired: Одна из первых записей в вашей книге, которая касается послесмертного переживания, описывает Джо Тайралоси (Joe Tiralosi), который был реанимирован после сорока минут остановки сердца. Можете подробнее рассказать про него?

Парниа: Я не был его лечащим врачом, когда он прибыл в больницу, но я хорошо знаю его врачей. Мы провели разъяснительную работу с отделением реанимации, чтобы быть уверенными, что врачи понимают важность охлаждения людей. Когда Тайралоси прибыл, они охладили его, что помогло сохранить его клетки мозга. Они нашли закупоренные сосуды в сердце. Сейчас это лечат. Производя СЛР и охладив его, врачи смогли помочь ему и обезопасить клетки мозга от повреждения.

Когда Тайралоси проснулся, он рассказал сёстрам, что он пережил глубинный опыт, о котором хотел бы поговорить. Так мы и встретились. Он рассказал мне, что чувствовал невероятное спокойствие и видел некое совершенное существо, преисполненное любви и сострадания. Это нередко встречается.

Люди склонны интерпретировать то, что видят, согласно своему культурному фону: индиец описывает индийское божество; атеист не видит ни индийского божества, ни христианского бога, но видит некое существо. Различные культуры видят одно и то же, но их интерпретации зависят от того, во что они верят.  (далее…)

Дипак Чопра. Лучшая ошибка в моей жизни: Импульсивный мятеж

Лучшая ошибка в моей жизни: Импульсивный мятеж

Дипак Чопра
(доктор медицины)

23 апреля 2013

[Оригинал на англ. яз.]

Дипак Чопра

Когда я был молодым доктором, на третьем десятилетии своей жизни, я получил аспирантскую стипендию у ведущего эндокринолога страны. Моя страстная любовь к учёбе не ослабевала. Я уже закончил одну двухлетнюю ординатуру и получил квалификацию в медицине внутренних болезней. В то время, в начале 70-х годов, ординатура требовала хорошей стипендии хотя бы для того, чтобы можно было свести концы с концами, а мне ещё нужно было поддерживать свою семью. Однако я не был счастлив на своей работе. У меня был авторитарный научный руководитель и всё своё время я проводил в его лаборатории, либо вкалывая йод лабораторным крысам, либо проводя их вскрытие, чтобы изучить, какое влияние оказывал йод на их организм.

Эндокринология, занимающаяся исследованием гормонов, выделяемых эндокринной системой, является точной и технической специальностью. У меня гораздо большее воодушевление вызывал осмотр пациентов, нежели необходимость пахать в лаборатории, но меня всё ещё очаровывал детективный элемент подобной работы. Теперь, сорок лет спустя, исследование трёх гормонов, секретируемых щитовидной железой, кажется чем-то очень простым, однако в то время огромную актуальность имело то, что мой научный руководитель был одним из первооткрывателей исследований гормона обратного трийодтиронина. Мы трудились в атмосфере интенсивной конкуренции, соревнуясь с другими исследовательскими командами, работавшими в этой области: весь наш мир должен был сузиться до размеров щитовидной железы.

Неудовлетворение, испытываемое мною, проявилось во время очередного собрания сотрудников лаборатории. Мой научный руководитель решил проверить мои знания перед всей группой: «Сколько миллиграмм йода вкалывали в своих крыс Милн и Грир в статье 1959 года?» Речь шла об основополагающей экспериментальной работе, но я ответил небрежно, коль скоро ему всё равно, на самом деле, не нужна была информация, — он просто хотел поставить меня в трудное положение перед другими сотрудниками:

— Может, две целых одна десятая миллиграмм. Я посмотрю точную цифру.

— Эти сведения должны быть вбиты в твою голову! — раздражённо рявкнул он. Все в комнате замолчали.

Я встал, подошёл к нему и уронил ему на голову большую папку с бумагами.

— Теперь они вбиты в твою голову, — ответил я и вышел.

Я был раздражён. Я вышел на парковку и неуклюже попытался завести свой побитый «Фольксваген Жук» — автомобиль, ставший символом борющихся с трудностями молодых профессионалов. Мой научный руководитель последовал за мной, красный от злости, с криком: «Ну всё, пришёл конец твоей карьере!»

Затем он наклонился ко мне и с подчёркнутым самообладанием, призванным скрыть его злость, сказал:

— Не делай этого, — предупредил он, — ты подрываешь всю свою карьеру. Я могу сделать так, чтобы твоей карьере пришёл конец.

Это было правдой. Разойдётся молва, и без его рекомендации у меня не будет будущего в эндокринологии. Но в моём понимании я не подрывал своей карьеры: я давал отпор тому, кто попытался унизить меня перед другими людьми. Мой импульсивный мятеж был инстинктивным и всё же очень необычным для меня.

choprabeetle

«Следую за своим блаженством»

Я сумел завести свой «Фольксваген Жук» и оставил его, стоящим на парковке у госпиталя.

Молва и вправду разошлась, и меня ожидала перспектива безработицы (за исключением какой-то халтурной работы, которая могла бы мне попасться, самого низкооплачиваемого тяжкого труда в бостонской медицине). Далее меня ожидали мучения. Все эти мысли посетили меня менее, чем пять минут спустя, как я укатил на машине. Из-за этого я заехал в бар перед тем, как поехать домой и сообщить эти ужасные новости своей жене Рите.

В религии есть старинная присказка: для веры нет никого опаснее, чем вероотступник. Бостонская медицина была моей истинной верой. Я не намеревался от неё отрекаться. Если бы вы спросили меня за день до того, как я уронил папку с бумагами на голову знаменитого врача, то я бы поклялся ей в верности. Честно говоря, у меня не было никаких причин становиться перебежчиком, по крайней мере рациональных. Из церкви не уходят, если нет какой-то другой церкви, к которой можно примкнуть. Однако единственный способ увидеть, есть ли демоны за пределами круга, это выйти за ту черту, которая вас защищает. Это было подлинное начало основывающейся на откровениях жизни. Я не могу приписать себе авторство каких-либо из своих откровений, однако тайная сила внутри меня незримо расчищала для меня путь.

И всё же я и вправду оказался перебежчиком и вскоре взялся за «халтурную» работу в отделении реанимации, где я стал наблюдать не только физические травмы своих пациентов, но и их душевную боль. Я начал писать об этих переживаниях, что и положило начало моей карьере в интегративной медицине, а также писательской деятельности.

Вывод: следуйте за своим блаженством.

Кен Уилбер. Празднование десятилетия интегрального соучастия

Празднование десятилетия интегрального соучастия

Кен Уилбер

21 апреля 2013

[Оригинал на англ. яз.]

Обнажённая интегральность

Дорогие друзья,

Сегодня, 21 апреля, исполняется десять лет с тех пор, как мы запустили проект «Integral Naked» (и продолжили диалоги в рамках проекта «Integral Life»). Все мы очень тронуты этим юбилеем, особенно поскольку с самого начала нам говорили, что люди не будут поддерживать подобного рода инициативу, основанную на онлайн-подписке. Более 500 еженедельных выпусков спустя — критики всё ещё остаются неправы!

Вы, те, кто нас поддержал, всё это время не покидали нас — и все имеющиеся у нас данные говорят в пользу того, что вы умны; лояльны; высокоразвиты; значительно более интегральны, целостны и всевключающи, нежели конвенциональные личности (ничего личного, дорогие «конвенционалы»); очень хорошо информированы; хотите найти пути для того, чтобы оставить реальный след в мире и истории человечества как таковой; не останавливаетесь ни на чём меньшем, чем подлинно холистические, всеобъемлющие и интегральные подходы к актуальнейшим проблемам мира; готовы настаивать на своей точке зрения (подкреплённой знанием), но при этом сохраняете сострадательное отношение к другим; так или иначе активны во всех четырёх квадрантах; прибегаете к большинству из множества интеллектов, или линий развития; выполняете настоящую (изменяющую состояние) духовную практику; используете идеи холизма в работе, отношениях и воспитании детей; имеете гораздо более высокое, нежели среднестатистическое, формальное образование (и при этом понимаете, что интеллектуальное знание — это лишь один из нескольких равно важных способов познания).

Звучит, словно я вами хвастаюсь? А что, чёрт подери, так и есть! Со всеми нашими взлётами и падениями, подчас переходящими в сумасшествия и наивные глупости, я настолько горжусь интегральными ребятами, насколько я вообще мог бы гордиться какой-либо из существующих групп. Я искренне верю, что мы вступаем в фазу эволюции, которая будет характеризоваться и определяться интегральным сознанием и интегральным же уровнем сложности миропонимания и деятельности. А вы — да, вы! — играете центральную роль в развитии передового края этой исторически важной трансформации. Добро пожаловать, вы нашли своё место в истории!  (далее…)

Кейт Доуман. Гаруда

Гаруда

Кейт Доуман

[Оригинал на англ.]

Дзогчен

Дзогчен [также известно как ати-йога] — это «Великое Совершенство», апогей тибетско-тантрической буддийской медитации достижения. Это просветление Будды в радужном свете.

Дзогчен есть также путь экзистенциальной практики, который является квинтэссенцией всей Тантры. Но ему нельзя обучить или научиться. Либо вы понимаете его, либо нет. Это школа буддизма, наиболее привлекательная для здравомыслия мистической устремлённости двадцать первого века.

«Все мысли исчезают в пустоте, подобно тени промелькнувшей в небе птицы»

«Все мысли исчезают в пустоте, подобно тени промелькнувшей в небе птицы»

Знаком Дзогчен является Гаруда, мифическая птица, кхьюнг или кадинг по-тибетски, древнее божество солнца, небесная птица, иногда с человеческим лицом. Изложение Дзогчен обычно условно отражается в понятиях Воззрения, Медитации и Действия. Мистическая терминология крайне абстрактна и трудна для понимания. Один из великих мастеров Дзогчен этого века Кьяпже Дуджом Ринпоче выразил воззрение Дзогчен следующим образом:

«Первое — это воззрение Дзогчен, которое видит то, что в действительности есть — природу самого ума. Это естественное состояние бытия, в котором ум не проводит различий и не выносит суждений. Это состояние сознавания называется ригпа. Ригпа — это нагое сознавание целостности здесь и сейчас. Мы не можем, на самом деле, выразить это сознавание и его не с чем сравнить, дабы можно было описать. Оно, безусловно, не есть обычное состояние эмоционального омрачения и противоборствующих мыслей, но не есть оно и нирваническое угасание. Это состояние нельзя ни произвести, ни развить, а с другой стороны — его нельзя ни остановить, ни погасить. Мы никогда не сможем от него освободиться и никогда не сможем впасть в нём в заблуждение. Невозможно утверждать, что мы на самом деле существуем в данное мгновение, однако мы не можем утверждать и того, что мы не существуем. Этот опыт не является ни бесконечностью, ни чем-либо конкретным.

Поэтому, во имя краткости, поскольку природу ума, Великое Совершенство, ригпа нельзя установить как что-то конкретное, какое-то конкретное состояние или действие, оно обладает изначальным лицом пустоты, которое очищает его с самого начала, всепронизывающе и всепроницающе. Коль скоро беспрепятственное сияние Пустоты и весь спектр переживаний, будь то омрачённые или трансцендентные, подобны солнцу и его лучам, Пустота положительно выражается как всё и вездесущее всё, что угодно, и ей неотъемлемо свойственна природа недвойственного сознавания спонтанно возникшей вселенной чистого качества. По этой причине узнавание присутствия того, что есть, как изначального и естественного состояния бытия, Подлинного „Я“ Трёх Тел Будды, врождённого сознавания как единства света и пустоты, называется видением непостижимого Великого Совершенства».

«будет совершенство»

«будет совершенство»

Эд Махуд. Фундаментальный сдвиг и настоящее: вечно-присутствующее начало — обзор работ Жана Гебсера

Фундаментальный сдвиг и настоящее: вечно-присутствующее начало — обзор работ Жана Гебсера

Эд Махуд-мл.

1996

Пер. с сокращениями © Дарья Амосова, 2009

[Оригинал на англ. яз.]

Портрет Жана Гебсера акварелью (© Фабрицио Кассетта)

Портрет Жана Гебсера (© Фабрицио Кассетта, акварель)

. . . Всю жизнь изучая литературу, поэзию, психологию и науку, [Жан] Гебсер обладал уникальным сочетанием талантов для изучения предмета своего интереса: развития сознания. Чем лучше мы понимаем силы, задействованные в этом процессе силы, и нашу в нем роль, тем лучше мы можем соответствовать вызовам, которые перед нами предстают, а мир и вправду становится «лучшим из миров». Основной предпосылкой работы Гебсера является то, что мы находимся на стадии образования новой структуры сознания. Автор выявляет четыре мутации, или волны, эволюции человеческого сознания на протяжении нашей истории. Это не просто смена перспективы, это не просто изменение парадигмы (хотя мир может выглядеть просто неадекватным с такой точки зрения); скорее, это абсолютно иной способ восприятия реальности. Эти четыре мутации отражают пять отдельных эпох человеческого развития, которые не изолированы друг от друга, но, напротив, взаимосвязаны таким образом, что признаки всех предыдущих стадий можно обнаружить в последующих. Все эти стадии рассматриваются с точки зрения многомерности, начиная с геометрического нуля и продвигаясь к четырем измерениям — стадии, которую мы превосходим в настоящее время. Гебсер называет эти стадии архаической, магической, мифической, ментальной и интегральной соответственно.

Еще одним ключевым элементом теории Гебсера являются два понятия: скрытое и видимое (latency & transparency). Первое относится к тому, что скрыто; как описывает Гебсер, то, что скрыто — это доказуемое присутствие будущего. [3] В этом смысле семена всех последующих фаз эволюции содержатся в текущей. Именно благодаря этому и происходит последующая интеграция. Второе понятие, видимое, относится  к тому, что присутствует на данный момент. Согласно Гебсеру, видимое (или прозрачное) — это форма проявления (прозрения) духовного. [4] Возможно, это наиболее важные из постулатов его теории. Источник, из которого все проистекает, является духовным, и все фазы эволюции сознания — это свидетельства всегда меньшей скрытой и всегда большей видимой духовности, неотъемлемо присущей бытию. Без понимания этой фундаментальной и базисной идеи, нельзя понять ни теорию Гебсера, ни самих себя. В его теории описывается не только интеллектуальное развитие, сколько гораздо более очевидное проявление духовного, лежащего в основании самой по себе идеи эволюции, и поддерживающего ее. И наконец, нельзя не упомянуть еще один элемент. Проявление этих структур происходит в виде дискретного квантового скачка, а не медленно и постепенно, как это постулирует, к примеру, дарвиновская теория. Поскольку разные люди и культуры проявляют разные структуры в одно и то же время, они накладываются друг на друга, но распознать определенную стадию достаточно легко, и ожидается, что все культуры будут следовать одной и той же модели.  (далее…)

Облако меток