Облачные переводы как практика осознания

Атака Плотина на гностиков

Отрывок из книги Кена Уилбера «Пол, экология, духовность» (Ken Wilber, Sex, Ecology, Spirituality, CW 6, p. 351­-354).

Кен Уилбер и Плотин атакуют гностиков

Необходимость уравновешивать и объединять Восхождение и Нисхождение, Эрос и Агапэ, мудрость и сострадание, трансцендетность и имманентность — эта недвойственная интеграция является величайшим и бессмертным вкладом Плотина, и он всегда, по моему мнению, будет оставаться сияющим маяком для всех, кто устал от жестокости и грубости только лишь Восходящей или только лишь Нисходящей траекторий.

Плотин был бескомпромиссен к тем, кто желал восславить только посюстороннее (сей мир) или только потустороннее (иной мир): и те, и другие били совершенно мимо цели. Каждое расширение самости, по утверждению Плотина, приносит всё больше и больше «внешнего» мира внутрь нас, а не отрезает от нас всё больше и больше его частей. Отрицание мира — отрицание чего-либо, что существует, коли на то пошло — для Плотина есть явный признак болезни. 

Нигде это не проявляется более мощным образом, нежели в экстраординарной атаке Плотина на гностиков, бывших архетипическими приверженцами пути Восхождения, не видевшими во всём творении ничего, кроме теней — враждебных теней. И в самом деле, гностики достигли интуиции причинного уровня («мир иллюзорен, только лишь Брахман реален»), но они не смогли пробиться в Недвойственное («Брахман и есть мир»). Так, они учили, что мир есть зло, тело — усыпальница, а чувственные ощущения достойны презрения. Очевидно, эта позиция разъярила обычно сдержанного Плотина, и он красноречиво на неё ответил словами, справедливо приобретшими всемирную известность:

Не предполагайте, что человек приобретает добродетель через презрение к миру и всем красотам, в нём сокрытым. Они [гностики] не имеют ни малейшего права утверждать о своём поклонении богам высшего мира. Когда мы любим кого-то, то любим всё ему принадлежащее, — мы расширяем испытываемые к родителю чувства на его детей. Итак, каждая Душа есть дочь [Божества]. Как можно отделить сей мир от духовного мира? Те, кто презирает то, что столь близко духовному миру, доказывают, что они не знают ничего о духовном мире, кроме его названия. . . .

Позвольте ей [каждой индивидуальной душе] заслужить созерцание Великой Души через очищение, путём безмолвного воспоминания, от лукавства и всего, что пленяет вульгарные души. Позвольте ей быть в безмолвии, позвольте всему, что её окружает, находиться в покое. Позвольте земле пребывать в покое, и морю, и воздуху, и самим небесам быть в ожидании. Позвольте ей наблюдать за тем, как Душа проистекает со всех сторон в покоящийся мир, изливается в него, пронизывает его и озаряет. Даже когда яркие солнечные лучи освещают тёмное облако, обрамляя его золотой каймой — и тогда Душа, проникая в тело небесное, даёт ему жизнь и вневременную красоту и пробуждает ото сна. Так мир, погружённый во вневременное движение Душою, которая насыщает его разумом, становится живым и благословенным бытием. . . .

Он [Дух/Душа] отдаёт себя каждой точке этого обширного тела и открывает своё бытие каждой его части, великой и малой, невзирая на то, что эти части разделены пространством и расположением, и, хотя некоторые противопоставлены другим, они зависят друг от друга. Но Душа не разделена, не разделяется она и для того, чтобы придать жизнь всему индивидуальному. Все явления живут Душою во всей её полноте [т. е. в предельном смысле нет ни степеней, ни уровней, а есть лишь чистое Присутствие]: она всецело присутствует во всём. Небеса, столь обширные и многообразные, едины благодаря силе души и именно благодаря ей вся наша вселенная Божественна. Солнце тоже Божественно, как и звёзды. Да и сами мы, если хоть чего-то да стоим, таковыми являемся благодаря Душе. Убедитесь, что через неё вы можете обрести Бога. И знайте, что вам не придётся брести слишком далеко. . . . [Цит. по: Inge, «The philosophy of Plotinus», vol. 1, p. 198, 205]

Плотин далее указывает на то, что те, кто ищет «иной мир», отделённый от «мира сего», ничего не поняли. Нет никакого «иного мира» («потустороннего») или «сего мира» («посюстороннего») — всё есть вопрос личного восприятия. Нет даже никакого «восхождения» или «нисхождения». Никакого движения не происходит вообще. «Дух и Душа всюду и нигде». Мы на «небесах», когда «мы помним Бога сердцем и разумом»; мы «погружены в Материю», когда забываем Бога. Одно и то же место, разное восприятие. Плотин отчётливо и многократно повторяет, что мы «придём ко Всему без изменения местопребывания». И те, кто говорит о «мире сём», и те, кто говорит о «мире ином», бьют мимо цели: они живут Восхождением или Нисхождением, а не Всем Сердцем.

Уильям Инге предлагает совершенно замечательное обобщение мировоззрения Плотина, которое стоит того, чтобы быть полностью процитированным (весь курсив мой):

Плотин рассматривает вселенную как живую цепь бытия, неразбиваемую последовательность восходящих и нисходящих ценностей и бытийностей. Целое содержит гармонию; каждая степень «внутри» следующей, более высокой; каждая бытийность витально связана со всеми другими. Но те степени, которые более низки в своей ценности, тоже несовершенно реальны, коль скоро мы взираем на них сквозь призму отчуждения [«несовершенство» и «низшая ценность» проявляются только лишь когда мы отчуждаем их от Духа и, тем самым, оказываемся неспособны увидеть, что каждая суть совершенное проявление Божественного — опять же, в неантропоцентрическом и «децентрированном» смысле]. Они характеризуются непостоянством и внутренним расстройством до тех пор, пока мы их не начинаем воспринимать в присущих им истинных отношениях. В этом случае мы воспримем их в виде неотъемлемых частей вечной систолы и дисатолы [истечения (efflux) и возвратного течения (reflux)], в которых заключается жизнь вселенной — жизнь, в которой нет ничего случайного или аномального, мы видим, что всё . . . действует согласно своей природе.

Совершенная и вневременная жизнь Божественного Духа изобильно проистекает бесконечным потоком творческой активности, который иссякает только лишь когда достигает нижайших пределов бытия [материи], когда любое возможное проявление божественной энергии, любой оттенок Божественного Сияния, любое многообразие степеней и видов где-либо и как-либо воплощено.

И по соседству с этим направленным вовне течением творческой энергии [Агапэ или истечением] есть другой поток, который несёт все творения назад, к источнику их бытия. Это центростремительное движение [Эрос или течение вспять], которое направляет деятельную жизнь всех созданий. Это устремление, дремлющее даже в бессознательных существах [присутствует во всех холонах как побуждение к самотрансценденции, или превосхождению себя], служит [также и] источником моральной, интеллектуальной и эстетической жизни человечества. [Inge, «The philosophy of Plotinus», vol. 1, p. 254]

Advertisements

Comments on: "Кен Уилбер. Атака Плотина на гностиков" (1)

  1. […] сущности, бытийности, интенциональности, к тому, что неоплатоники называли Единым, а Уилбер называет Космическим […]

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Облако меток

%d такие блоггеры, как: