Облачные переводы как практика осознания

Интегральный подход к воспитанию детей в возрасте до трех лет [1]

Мириам Мейсон Мартино

[Оригинал на англ. яз.: Martineau M. M. An Integral Approach to Parenting in the First Three Years of a Child’s Life // Journal of Integral Theory and Practice, Winter 2007, Vol. 2, No. 4. Pp. 24­-49.]

Перевод Дарьи Островерховой

В данной статье я хочу представить объем и глубину вопроса применения интегрального подхода к воспитанию детей младшего возраста. Мы обсудим взаимосвязь интегральной теории и практики воспитания и обсудим основные принципы и концепции, лежащие в основе интегрального воспитания. Родительские задачи здесь помещены в контекст эволюционного развития и представлены как одна из возможных интегральных практик. Вдохновляющей и организующей матрицей нам послужила интегральная теория Кена Уилбера.

Введение

Адония, кто ты, дитя мое? Я держу тебя на руках, слышу твое дыхание, прикасаюсь к невероятно нежной коже. Я ищу в твоих глазах ответы на вопросы. Я смотрю. Я удивляюсь. Вот ты. А вот – я. Нас объединяет пространство между нами, отношения – глубоко личные, и в то же время обособленные. Я всем сердцем стремлюсь соответствовать каждому аспекту твоего бытия и становления. Когда я пытаюсь воплотить это стремление в жизнь, я понимаю, что учусь, пробуждаюсь и вовлекаюсь в  новый и постоянно разворачивающийся опыт. Я пробую, ошибаюсь, начинаю заново, обсуждаю, анализирую, размышляю, читаю, пишу. Сейчас, когда тебе уже три с половиной года, ты яркая, любознательная, и живая девочка. Я благодарна тебе за все те моменты, которые мы пережили вместе. Вдобавок к невероятному опыту узнавания и сопровождения тебя, ты даешь пищу моим размышлениям относительно интегрального воспитания. Вот, сейчас я пишу все это, и слышу твой радостный тонкий голосок: «Ты же это сделаешь, да?». Думаю, ты сейчас лепишь звездочки из глины со своим папой.

Долгие годы в моем сердце и сознании созревали два вопроса по воспитанию детей раннего возраста: можем ли мы растить детей таким образом, чтобы им не приходилось в дальнейшем исправлять последствия воспитания? И второй: как одновременно  приветствовать детей в этом мире, направлять и сопровождать их, полностью поддерживая их раскрывающиеся и расцветающие уникальные дарования и возможности, и побуждать их становиться частью большего целого – семьи, общества, планеты, Космоса –  и вносить свой значимый вклад в эту целое? 

Интегральная модель очень помогла мне организовать и более ясно сформулировать множество разрозненных кусочков информации, собранных мной за последние два десятилетия. Мне кажется, ответ на эти воспросы может быть утвердительным. Иногда в своих поисках ответов я терялась в довольно сложных и многословных объяснениях. Однако я всегда помнила, что в основе своей все очень просто: если вы сажается здоровое семя в здоровую почву и ухаживаете за растением соответствующим образом, оно раскрывает весь свой потенциал, который имелся в нем с самого первого дня. Если мы принимаемся за дело воспитания детей младшего возраста настолько интегрально, насколько это для нас возможно, мы поддерживаем такой взгляд.

Итак, давайте помнить об этом простом принципе, пока мы будем пытаться понять основные направления, которые включает в себя интегральное воспитание. Это очень важно, потому что, как вы увидите, тема весьма обширна. Например, применяя интегральную перспективу к первым нескольким годам жизни, мы находим огромное количество самых разных аспектов бытия и становления человеческого существа, проживающего свое приключение жизни-на-Земле и включенного в развивающуюся Вселенную. Это значит, что родители видят и уважают в своем ребенке целостное существо – обладающее телом, разумом, душой и духом. Интегральное воспитание стремится к пониманию того, что должно случиться, какие условия нужно создать в соответствии с намерениями ребенка так, чтобы он мог полностью достичь, прожить и превзойти каждую фазу развития, таким образом выстраивая здоровый фундамент своей дальнейшей жизни. Все эти вопросы и устремления сразу же оборачивают нас, родителей, к самим себе. Что это означает – как в практическом, так и в духовном смысле – быть интегрально информированными, подлинными, присутствующими в настоящем моменте, а также включать в сферу своего внимания понятие эволюции в родительско-детских отношениях? Да, тема сама по себе обширна, и в то же время мы должны напоминать себе, что интегральное воспитание не ищет способов стать идеальным родителем – нет такого «идеального» места (внутреннего или внешнего), в которое мы можем «попасть». Скорее, мы ищем такого способа воспитания, который постоянно улучшается, когда его основным настроением и направлением является постоянный поиск эволюционо более развитых форм воспитания и действие в соответствии с ними. Я вернусь к этому вопросу позже.

Эта вступительная статья не имеет намерения ответить на конкретные вопросы, например, что делать, если ваш ребенок не спит всю ночь, или когда вводить твердую пищу в рацион, или как реагировать на детское нытье. Вместо этого представьте, что вы входите в дом под вывеской «Интегральное воспитание». Эта статья – приглашение войти, осмотреться в прихожей, снять пальто и обувь, и пройти на чашечку чая для первого знакомства. Позже вы сможете осмотреться и в остальных комнатах этого общирного владения, но в данный момент мы просто определяем основной фон и требования, общие параметры интегрального подхода к воспитанию детей младшего возраста. Таким образом, в добавление к краткому описанию необходимых, с точки зрения интегральной модели, аспектов в применении к любой сфере жизни, я свяжу ее с воспитанием и ранним детским возрастом и коснусь тех ее понятий, которые я считаю основными в понимании тех возможностей, которые дает нам включение интегрального сознания в свое родительское путешествие. Эта статья разделена на шесть глав:

  1. «Что» и «Почему» интегрального воспитания. Эта глава коротко знакомит читателя  с тем, что включает в себя интегральный подход и почему этот подход предоставляет нам большее количество ресурсов в разных ситуациях.
  2. Теория и практика: карта путешествия. Хотя подходящая карта родительского путешествия может оказать неоценимую помощь в нашем продвижении, эта короткая глава напоминает нам, что сколь бы ни была хороша карта, она не сможет заменить самого путешествия, и очень важно различать карту и саму территорию и путь. Другими словами, поговорить об этом – полезный и весьма вдохновляющий шаг, но основное значение я придаю тому, как мы воплотим эти слова в практические дела.
  3. Воспитание как интегральная практика. Здесь мы увидим, что интегральное воспитание включает в себя аспекты и требования серьезной интегральной практики, такие как духовная и психодинамическая работа, и что взгляд на процесс воспитания с такой точки зрения сильно меняет наш подход к этой задаче. То, чем являемся мы сами, сильно влияет на процесс воспитания, и таким образом, наша собственная эволюция тесно взаимосвязана с тем, какими мы будем родителями.
  4. Поддержка и трудности. Эта глава обсуждает и отражает один из самых замечательных характерных черт интегрального подхода к любой сфере жизни: все возрастающую способность примирять противоположности и жить среди взаимоисключающих факторов, танцевать среди кажущихся противоречий, вместо того, чтобы оставаться на позиции или/или. В контексте воспитания ребенка эта способность проверяется самым экстремальным образом, когда вы должны одновременно давать ребенку безусловную любовь и поддержку и указывать, направлять и иногда очень ясно ограничивать и исправлять, чему подрастающий малыш может довольно отчаянно сопротивляться, иногда вполне буквально (брыкаясь, пинаясь, громко крича… или все сразу!).
  5. Интегральная дисциплина. В принципе, в этой главе я продолжу обсуждение тем, затронутых в предыдущей (поддержка и трудности). Тема дисциплины весьма непроста, и возникает скорее раньше, чем позже, всякий раз, когда заходит разговор о воспитании или образовании. Так что здесь я попробую высказать некоторые соображения интегрального подхода к этому важному аспекту воспитания.
  6. Воспитание в контексте эволюционного развития. Родителям часто кажется, что они справляются со своими обязанностями недостаточно хорошо. То, что вы стали родителем, может сделать вас крайне уязвимым. Мы часто чувствуем себя перегруженными и сомневаемся в нашей способности справиться с очень сложной задачей помощи другому существу в его росте. Так как же мы можем одновременно выше поднять планку воспитания, и одновременно избежать дополнительного стресса и сомнений в себе? В данной главе мы рассмотрим, как  поместить воспитание в контекст эволюционного развития и одновременно работать с тем, что мы имеем непосредственно сейчас.

Перед тем как мы продолжим, хочу еще кое-что прояснить: по самой своей природе, воспитание всегда относится к родителю и ребенку одновременно, а в раннем детском возрасте эти двое особенно связаны друг с другом. Поэтому воспитание мной понимается как активное взаимодействие, включающее в себя минимум два индивидуальных холона: родителей как один холон и ребенка как другой холон [2]. Акт и предприятие воспитания упирается во взаимодействие между этими двумя холонами. Мы не можем говорить только о ребенке-холоне, мы должны рассмотреть и принять во внимание и холон родителей, и возникающее пространство взаимодействия между этими двумя холонами – сфера второго лица, или культуры, которая создается общими усилиями родителей и ребенка. Так что, хотя основное внимание в нешей статье сосредоточено на младенце или ребенке младшего возраста, она в очень большой степени касается и про родителей. Применяя интегральную модель к воспитанию, мы не можем исключить из нее родителей и их взгляд на проблему.

«Что» и «Почему» интегрального воспитания

Мы приходим в этот мир, обладая огромной головой и беспомощным тельцем, отданные на милость окружающих, полностью зависимые от вскармливания, любви, заботы и защиты тех, кто уже прошел часть того пути, на который мы только вступаем. Из теплой, булькающей, покачивающейся, знакомой вагины мы попадаем в совершенно незнакомое «там». В один момент мы ощущаем воздух нашей кожей, звуки и свет проникают к нам без фильтра маминого живота, на нас обрушиваются одно за другим новые ощущения и впечатления. Мы медленно впитываем их (если нам повезло). На некоторых из нас раздражители обрушиваются внезапно и слишком сильно, и мы делаем все от себя зависящее, чтобы справиться с ними и приспособиться к ним. Затем, по мере дальнейшего роста наше нетерпеливое стремление к исследованию внешнего мира и к освоению нашего окружения возрастает не по дням, а по часам. Мы начинаем пробовать на вкус, прикасаться, принюхиваться, приглядываться, тянуть, толкать и трясти любой объект, который попадает в пределы досягаемости. Мы учимся ориентироваться в этом мире. В первые три года жизни прокладываются пути всего остального путешествия. Это, в самом истинном значении слова, ­­годы ­основания.

С нашей взрослой точки зрения мы знаем, иногда лишь интуитивно, что начало человеческой жизни и условия, в которых оно происходит, имеют большое значение. Это четко подтверждают исследования психологии развития, глубинной психологии и более недавние – нейронаук [3]. Нам важно понимать, как сделать их «правильными», и что именно значит «правильно» в данном контексте. Наше «желание знать» в сочетании с теми сложностями, которые имеются в получении каких-либо достоверных знаний относительно младенцев или совсем маленьких детей, дает богатую почву для пышного роста разного рода верований и твердых убеждений. Очень легко спроецировать то, что можно предположить или понять из исследований или культурных норм взрослого человека, на этот мало изученный и туманный жизненный этап.

Для того, чтобы понять, что происходит в первые годы жизни ребенка, понадобилось множество исследований, тщательных наблюдений, искреннего любопытства, заботы и участия.  Невероятно волнующие и важные открытия предоставили нам скрупулезные научные исследования. На книжном рынке мы можем найти тысячи книг для родителей, освещающих развитие детей по разным линиям с различных перспектив, в диапазоне от совершенно традиционных до более прогрессивных точек зрения.

Так что же нам делать со всей этой достоверной и не очень информацией по теме? Совершенно точно, нам поможет взгляд на все это подмножество перспектив с мета-перспективы! И здесь пригодится интегральный подход к воспитанию: ориентирование и направление в поисках ответа на вопрос, как стать самыми лучшими родителями, какими мы только можем быть, и в становлении ими. Как именно? Говоря проще, интегральный подход призывает нас расширять наше восприятие в ширь, в высоту и в глубину, чтобы воспринимать и охватывать больше. Кроме того, с помощью предоставляемой им карты мы можем лушче различать и понимать происходящее, поэтому мы гораздо больше присутствуем рядом с маленьким человеком, стоящим в начале своего жизненного путешествия. Мы начинаем задавать такие вопросы: Что мы поймем, если мы рассмотрим и интегрируем весь этот массив даных относительно воспитания, т.е., открыв горизонтальное измерение в поисках наиболее широкого охвата (и включения)? Одновременно, применяя эволюционную, трансперсональную точку зрения, которая пытается «отделить зерна от плевел», и привнести в область нашего рассмотрения вертикальное измерение, исследование максимально возможной глубины (возрастание уровня сознания), что еще мы узнаем?

Эти вопросы отражают основу понимания интегрального воспитания: привнесение наиболее широкого охвата и глубины в родительское предприятие поощряет и поддерживает здоровое раскрытие потенциала малыша. Более широко этот вопрос будет освещен ниже.

Интегральное воспитание основывается на применении модели AQAL (все квадранты, все уровни, все линии, все состояния, все типы), которая признает каждый вид исследований и каждый метод изучения содержащим одну из частей истины, и в то же время считает, что истина во всей своей полноте все еще разворачивается перед нами, и никогда не будет осознана полностью. Оно чествует многогранность жизни, понимая, что именно мы сами ограничиваем свое понимание ее сути, и что нашим правом и обязанностью является распознание и принятие дальнейших уровней полноты, глубины, широты и тайны. Интегральное воспитание пытается принять во внимание как можно больше аспектов жизни и понять, как они переплетаются, оживляют и дополняют друг друга. Здесь мы рассматриваем ранний детский возраст с биологической, неврологической, социальной, культуральной, психологической и духовной точек зрения; рассмотрение индивидуального и коллективного аспекта родительско-детского путешествия, а также внутреннего и внешнего модуса восприятия реальности, или четырех квадрантов.

Кроме того, интегральный подход принимает во внимание множество линий развития малыша: когнитивную линию, эмоциональную, социальную, психосексуальную, музыкальную, моральную, духовную и другие. Просто осознав, как много линий развития мы можем увидеть в нашем ребенке, мы, скорее всего, будем более внимательны к тому, как мы можем способствовать его общему развитию. Так же, согласно интегральной модели, сознание разворачивается по определенным стадиям, или уровням, и каждое человеческое существо проходит эти уровни, ни одного из которых нельзя избежать. Как говорит психолог-девелопменталист Роберт Киган (Robert Kegan), «если вы хотите понять кого-то настолько глубоко, насколько это возможно, вы должны знать, на какой стадии своего развития находится этот человек» [4]. Интегральный подход также признает важность состояний сознания (например, бодрствование, сновидение, глубокий сон, доступ к высоким состояниям сознания через пиковые переживания) для развития, мотивации и осознания человека. И, наконец, интегральное воспитание принимает во внимание типы – пол ребенка, а также его или ее личные устойчивые тенденции и особенности, такие как общая интровертированность или экстравертированность вашего ребенка.

ВЕРХНИЙ ЛЕВЫЙ

ВЕРХНИЙ ПРАВЫЙ

Я и Сознание

Мозг и Организм

Внутреннее-Индивидуальное

Опыт

Субъективное

Правдивость

Я

Внешнее-Индивидуальное

Поведение

Объективное

Истина

ОНО

МЫ

Внутреннее-Коллективное

Культура

Интерсубъективное

Справедливость

ОНО

Внешнее-Коллективное

Системы

Интеробъективное

Функциональность

Культура и Мировоззрение

Социальные Системы и Окружение

НИЖНИЙ ЛЕВЫЙ

НИЖНИЙ ПРАВЫЙ

Рис. 1. Четыре квадранта.

Знаю, звучит слишком сложно. Но если вдуматься, вы поймете, что, скорее всего, уже знаете и принимаете во внимание некоторые из этих пяти элементов модели AQAL. Например, когда ваш ребенок заболевает, вы начинаете перебирать в голове возможные причины его состояния, чтобы лучше ему помочь [5]. Может быть, он был слишком легко одет (ВП квадрант) вчера, когда было холодно и ветренно (НП квадрант)? Возможно, он нервничал больше, чем обычно (ВЛ квадрант/состояния) из-за вашего недавнего переезда (НП и НЛ квадранты)? Или это эпидемия гриппа (НП квадрант)? Не повлиял ли частично тот сдобный шоколадный кекс, который она вчера съела (ВП квадрант)?  А может, она более восприимчива к простуде из-за режущихся зубов (уровни развития/ВП квадрант)? Или это из-за того, что последнее посещение яслей дало ей пищу для ума, но вывело из эмоционального равновесия (линии развития)? Или все вместе, или какая-то комбинация перечисленного? Ваш ум (и сердце) снова и снова перебирают все эти обстоятельства жизни малыша. Вы можете понимать одни черты ее характера, развития и ситуации лучше, чем другие. Применение интегральной модели помогает там, где вашего внимания и понимания ситуации недостаточно. Расширяя осознание, вы получаете больше ресурсов и лучше понимаете, что делать. Это помогает как вам самим, так и вашему ребенку.

Поэтому «что?» интегрального воспитания – область рассмотрения и охвата этого подхода – объясняет и «почему?»: по мере того, как мы расширяем и углубляем нашу осознанность и, следовательно, охват и глубину вытекающих из этого действий, мы становимся более эффективными и более присутствующими в одной из самых захватывающих, удивительных и важных задач на земле, задаче воспитания ребенка.

Теория и практика: карта и территория

«Секрет воспитания заключается не в том, что родители делают для ребенка, но, скорее, в том, кем они являются для него».

Гордон Нейфельд [6]

Интегральное воспитание не привязывается к разнообразным педагогическим методам или техникам, которые можно применить, к определенной философии и теориям, или к оборудованию и материалам. В основе своей оно опирается на то, что родители становятся «интегральными» – т.е., начинают думать, чувствовать, воспринимать ситуацию и действовать интегрально. Поэтому когнитивное понимание модели AQAL может быть очень полезным и вдохновляющим, но не является необходимым или достаточным. Или, как замечает Уилбер в «Космическом сознании», не обязательно понимать интегральную теорию, чтобы быть интегральным – в нашем случае, интегральным родителем [7]. Тем не менее, когда мы размышляем о том, как нам лучше всего исполнить свою родительскую роль, карта, предложенная моделью AQAL, может оказать нам неоценимую помощь в этом путешествии. Воспитание ребенка в первые несколько лет его жизни легко можно сравнить с путешествием по незнакомой территории. Кто это дитя передо мной? Кто я ему? Как относятся к нам моя семья и более широкое окружение? Какова моя жизненная ситуация сейчас, когда я предлагаю мою руку этому крохе и делаю все от себя зависящее, чтобы помочь ему на его пути? Множество вопросов и множество ответов.

Как и все хорошие карты, модель AQAL обращает наше внимание на окружающий ландшафт и помогает заметить важные развилки дороги, которые мы могли бы не заметить. Она указывает на разные особенности местности (обрывы, ямы и дороги), на которые нужно обратить особое внимание, и напоминает о тех аспектах нашего путешествия, которые случатся скорее раньше, чем позже (и наоборот). Кроме того, оно дает нам возможность увидеть всю дорогу целиком и понять, как взаимосвязаны между собой отдельные ее участки. Короче говоря, она позволяет нам включаться в это путешествие всем нашим существом, принимая во внимание и интегрируя множество аспектов того, что означает и что требуется для полного соответствия задаче воспитания ребенка.  Для этого она разбирает на составные части естественное целое, позволяя нам разглядеть и лучше понять огромное количество компонентов нашего пути. Однако, готовясь выйти в путь, давайте помнить, что использовать ее нужно по назначению – а именно, как прекрасную карту. Храните ее в заднем кармане, чтобы всегда можно было быстро достать и сориентироваться, посмотреть на нее и изучить, не только чтобы «знать» ее интеллектуально, но чтобы направление и ясность, которые она предлагает, проникли в самую глубину нашего существа, стали тем взглядом, с которым мы идем по жизни. Идти, однако, придется нам самим. Только мы сами можем узнать, как выглядит территория. Заполнить контуры, отметки на дистанции и попотеть на воодушевляюще высоких подъемах. И насладиться видами, конечно же!

Теперь, когда мы кратко обсудили, что включает в себя применение интегральной модели в воспитании и как важно не путать карту с территорией, я посвящу остальную часть статьи описанию того, что я считаю тремя основными требованиями к интегральным родителям, а именно: подход к воспитанию ребенка как к духовной практике, предоставление ребенку как поддержки, так и сложных уроков, и рассмотрение воспитания в контексте эволюционного развития. Моя мысль здесь заключается в том, что интегральное воспитание требует от интегральных родителей – поэтому следующие главы будут в большой мере посвящены тому, кем мы являемся как родители и какие способности нам неободимо развивать.

Воспитание как интегральная практика

Я считаю, что основным требованием интегрального воспитания является подход к воспитанию детей как к интегральной практике – включая духовное развитие – по следующим причинам. Во-первых, сами по себе наши действия и опыт воспитания включает в себя большое количество составляющих интегральной практики. Основываясь на этом, воспринимая и рассматривая родительство таким образом, перед нами стоит вызов и задача расти, по-настоящему. Т.е., если мы хотим расти по направлению к интегральности, не стоит забывать и наши родительские роли. А во-вторых, когда мы воспринимаем духовность как часть нашей интегральной родительской практики, мы говорим «да» наибольшей полноте ежедневного взаимодействия с ребенком, при этом мы становимся более присутствующими в настоящем и с большей полнотой осознаем карту AQAL. Другими словами, интегральное воспитание пробуждает духовность и духовность необходима для интегрального воспитания. Давайте рассмотрим это подробнее.

Когда мы приводим в этот мир ребенка и воспитываем его, мы получаем огромное количество радости, любви и вдохновения, и в то же время без сомнения родительская роль – трудна, она испытывает нас на прочность и может быть совершенно изматывающей. Кроме того, что она требует большого количества времени и энергии, она так же обязывает нас демонстрировать высокий уровень терпения, сострадания, проницательности и присутствия в ситуациях, когда первым желанием может быть завизжать и убежать прочь, или просто зарыдать в отчаянии! В зависимости от того, какие мы – от наших конкретных сильных и слабых черт, наших предпочтений в родительской ипостаси, а также жизненных обстоятельств – наше терпение будут испытывать разные ситуации. Для одних совершенно невыносимым будет нелогичность и упрямство малыша, который только учится ходить; другим покажутся тяжким бременем бессонные ночи на протяжении нескольких лет; третьим сложно перенести недостаток времени и личного пространства. Кроме того, некоторые из нас окажутся в ситуации дополнительных сложностей, таких как экономическая нестабильность, одинокое родительство или личностный кризис.

Поэтому, думаю, со мной все согласятся – как родителям нам предоставляются огромные возможности, но и трудности сопоставимы по масштабам. В то же время то, как мы воспринимаем свою родительскую задачу прочно связано с тем, кем мы себя считаем, и с какой точки зрения смотрим на взаимодействие с ребенком. Тогда каким образом мы можем сделать воспитание ребенка интегральной практикой, и как это изменит наше поведение как родителя? Ниже я кратко поясню, как духовная и психодинамическая работа могут быть включены в родительскую интегральную практику. С духовным ростом я связываю возрастающую способность присутствовать в настоящем моменте, расширять осознание, разотождествляться со своим эго и пробуждаться к своей глубинной природе – нашей душе и духу – так чтобы мы еще более полно и подлинно были доступны ребенку перед нами и, в конечном итоге, самой жизни. Продвижению на этом пути очень способствует эмоциональная/психодинамическая работа, как, например, работа с тенью.

Проиллюстрирую эту мысль примером. Примерно год назад моя дочь, Адоная (тогда ей было три с половиной), проснулась среди ночи и ни с того ни с сего начала требовать свои красные носочки. Я все перепобовала: пыталась отвлечь ее, объяснить (мол, ночью надо спать, и я понятия не имею, где эти самые носки), еще что-то (давай, я принесу тебе другие носки, давай поищем их утром, и т.д.). Ничего не помогало. Она продолжала настаивать и начала безутешно плакать, что вообще-то для нее необычно. Я растерялась: ничего из того, что я делала или могла сделать, не помогало. Нужно было попасть на более глубокий уровень сознания, и мое полусонное ночное состояние скорее мешало этому. Мой муж, Стефан, услышал плач Адонаи и появился в комнате весьма радостный и дружелюбный. Я поймала себя на мысли: «Ты понятия не имеешь, что происходит – она капризничает, я ничего не могу поделать». А еще я смутно уловила, что такой дружелюбный, бодрый тон имеет гораздо больше шансов на успех, чем мое внешнее спокойствие и внутреннее раздражение. Ну, пока он болтал с Адонией, а она продолжала плакать и капризничать, я прилегла, чтобы немного прийти в себя. Лежа там и прислушиваясь к происходящему, я поняла, что сейчас не время устанавливать границы и помогать ей справиться с тем, что нельзя изменить, а стоит попробовать найти эти дурацкие носки. Я попыталась догадаться, где же они могут быть, внезапно вспомнила, что бросила их в корзину с грязным бельем. Да, они там и оказались. Боже, как просто! Она прижала их к себе и тут же уснула.

В этом незначительном эпизоде, одном из тех, что во множестве случаются каждый день, мне, как родителю, предлагается возможность вертикального роста вместо (или вдобавок к) моим горизонтальным возможностям. Я должа перейти из состояния «оставь меня в покое, я хочу спать, а не возиться с этими красными носками» к «минуточку, в ее голосе, слезах, настойчивости есть что-то более глубокое, чем простой каприз». И я вспомнила, что в тот день мы танцевали по комнате, представляя себя балеринами со всеми этими поддержками, вращениями и прыжками – и на ней были надеты именно эти красные носочки и красно-черно-белые тапочки. До меня дошло, что, возможно, она требовала именно эти носочки, чтобы этот момент ее жизни был ближе и можно было вернуться к нему сразу, как она проснется утром. Так оно и было: первое, что она сделала утром, это натянула носочки, тапочки и закружилась в очередном танце.

То, что при появлении Стефана со свежими силами присутствия и сострадания, она все равно продолжала настаивать на своем было еще одним полезным указанием на нечто большее, чем «простой каприз» (ну, или хотя бы не только он). Это было важно для нее, несмотря на то, что кто-то обращается с ней в пробужденной, нереактивной манере. Я обнаружила, что когда я реагирую, гораздо сложнее понять, остается ли ситуация неразрешенной из-за моего вмешательства или из-за чего-то другого. Из спокойного, не-реагирующего состояния любой опыт (как легкий, так и не очень) можно рассмотреть совсем по-другому, не с эгоической точки зрения. Все видится более ясно, когда мы уходим с дороги и воспринимаем то что есть, вместо того, чтобы примешивать наши собственные обусловленные реакции и желания к нашему пониманию происходящего.

Приверженность укоренненному, самоосознающему и не-реактивному поведению в роли родителя – одно из самых эффективных и трансформирующих действий, которые мы, как родители, можем предпринять с целью выстроить доверительные и здоровые отношения с нашими детьми. Она может быть приравнена к здоровой почве, на которой растут наши дети – естественный компонент интегрального воспитания, который на языке модели AQAL звучит как здоровый Нижний-Левый квадрант, пространство МЫ. Постоянно взаимодействуя со своим ребенком таким образом, я научилась смирению, хотя мне еще есть над чем работать.

Мы должны быть открытыми нараспашку. Стены должны быть разрушены до основания. Мы должны раскинуться, как земля, готовая к посеву. Страсть к индивидуальности, инстинктивно присущая нашей природе, онтологически необходима для самозащиты, продвижения вперед и самореализации и должна быть подавлена страстью к экстазу, движению к исходу, которое выталкивает нас в пространство между нами и другими людьми, завершая в нас движение, которое делает нас способными к настоящей любви, к тому, чтобы стать божественным вместилищем (Capax Dei) [8].

Мужчины и женщины, глубоко интересующиеся трансцендентным, часто выбирают такой образ жизни, когда они остаются в стороне от ежедневных забот по воспитанию детей. Монастыри, ашрамы, церкви и мечети стали им домом. Как уже упоминалось, каждый, кто сталкивался с воспитанием детей, может понять, насколько временами подавляющим может быть этот опыт – вы вскакиваете посреди ночи, у ребенка температура; любовь, забота, беспокойство и замешательство – все одновременно; жизнь сводится к отдельным вспышкам – пот, слезы, беспокойство и усталость. Временами она больше не кажется реальной. Как вы вообще на это решились? Так сильно заботиться и чувствовать себя столь беспомощным? Возвышенные духовные ценности выглядят такими далекими. Но основной вопрос здесь такой: что на самом деле происходит с вами в такие моменты? Вы когда-нибудь отвечали за другое человеческое существо раньше? Бывало ли, что вы чувствовали себя «открытым нараспашку»? Таким покорным? Настолько обеспокоенным состоянием кого-либо, кроме самого себя? Возможно ли в эти наиболее напряженные моменты, и в более спокойные, и в утомительные часы ухаживания за младенцем по-настоящему отдаться моменту и предложить все свое внимание и любовь, несмотря на усталось, беспокойство и скуку (ваши, да)? Все это противоречит нашим обыденным представлениям, но тем не менее, сдавшись такому опыту, вместо того, чтобы сопротивляться ему, мы можем именно там и тогда принять участие в эволюции – нашего ребенка и нашей собственной. Каждый момент может стать возможностью роста – для нас, как для родителей, растет наша способность реализовывать интегральную перспективу, а для наших детей это возможность справедливого отношения, помогающая нам понять, что будет лучше для их роста, и действовать в соответствии с этим пониманием.

Когда мы сознательно начинаем и приветствуем духовную и психодинамическую работу как часть нашей интегральной родительской практики, мы получаем благословение и вызов от множества аспектов, которые могут привести к переживанию наиболее трансформирующего опыта, когда-либо доступного человеческим существам. Несомненно, родительство в таком стиле может быть столь же стимулирующей, удовлетворяющей и значимой практикой, как и любая другая, предлагая множество возможностей для эволюции, включения в свое сознания более широких и глубоких измерений, становления более интегральным существом. Как?

В своей родительской роли мы сталкиваемся с огромной ответственностью за уязвимого, зависимого другого, которому требуется предельная целостность наших намерений, отношения и действий. Отвечая на практически постоянные требования и нужды младенца или маленького ребенка, мы обнаруживаем в себе ресурсы, о которых даже не подозревали, таких как невероятное терпение, гибкость, физическая выносливость и различающая мудрость.

Осознавая поглощающую природу сознания маленького ребенка, и глубокие эмоциональные импринты, которые он получает в раннем детстве, мы должны внимательно вглядеться в самих собя и лучше осознать нашу собственную тень ради безопасности ребенка. Маленькие дети по своему уровню развития сосредоточены на самих себе. Это легко может нас задеть, даже там, где мы не думали, что это возможно, — таким образом обнаруживается наша собственная тень. Кроме того, мы берем на себя трудную задачу в каждый момент времени выбирать самый оптимальный способ реагирования, чтобы ребенок постепенно вырастал за пределы текущей стадии своего развития.

Обращая пристальное внимание и свидетельствуя чудо развития юного человеческого существа, мы начинаем понимать, что совершенство – это не состояние, которого надо достичь, но, скорее, постоянное разворачивание ко все более высоким, широким и глубоким состояниям бытия. Мы становимся все скромнее – совершая множество ошибок, когда  у нас нет выбора, тем не менее продолжая наши попытки и получая все более удовлетворяющие результаты, вовлекаясь в предприятие, которое не вознаграждает наше эго и не укрепляет наши профессиональные навыки [9].

Чтобы сопровождать и вдохновлять благополучие и интегральное развитие нашего ребенка, мы должны привнести любовь, присутствие и различение в каждую ситуацию. Т.к. для здорового развития ребенку требуется как заботливая поддержка, так и стимулирующие трудности, нам самим требуется сбалансировать то, что мы предлагаем. Если, например, мы слишком терпимы, мы должны сбалансировать эту черту своего характера твердостью и умением устанавливать границы; если мы склонны быть слишком строгими, нам нужно научиться видеть все с более широкой перспективы и из более открытого душевного состояния. Для этого нам нужно выйти за свои пределы в те области, которые могут нам казаться незнакомыми и неудобными.

Невероятное удовольствие наблюдать за тем, как растет маленький ребенок, дает нам доступ к более высоким уровням приверженности, запасу жизненных сил и мотивации, чем мы когда-либо предполагали. Таким обазом, у нас появляется возможность получить опыт своих собственных более высоких состояний, узнать о них и получить вдохновение от них. Главная роль, которую играет родитель, означает, что он должен пойти за пределы техник, методов или убеждений и стать тем, на кого мы бы хотели, чтобы равнялся наш ребенок, и какого взрослого мы хотели бы в нем видеть: интегральным человеком и перспективой [10].

Для того, чтобы свидетельствовать и укреплять глубинную природу нашего ребенка – ее душу и дух – мы должны разбудить эти глубинные слои в самих себе, постепенно разотождествляясь со своим собственным эго и различая в каждый момент, кто мы такие и откуда пришли. Так глубоко заботясь о другом, мы обнаруживаем в себе мотивацию за пределами нашего эгоцентричного отношения к жизни. Особенно с младенцами и очень маленькими детьми нам приходится отложить в дальний ящик наши собственные желания и дела чтобы быть там, где это нужно ребенку.

Легко представить, что духовная и психологическая работа, которую мы делали до того, как стали родителями, сильно нам поможет в наших родительских усилиях. К тому же, после рождения ребенка у нас остается не так много времени на медитации, созерцательные молитвы или терапию. Тем не менее, добился ли человек устойчивых успехов на этом поприще или нет до того, как стать родителем, сам по себе факт, что вы стали родителем и столкновение лицом к лицу с новорожденным, может, как сказала мне недавно одна мама, «включить в вас любовь». Эта мама была весьма успешным продавцом нефти, работая все время на протяжении беременности до самых родов. Она отметила в календаре, когда может рожать, так, чтобы успеть на важную деловую встречу. Затем, когда новорожденный оказался у нее на руках, ее жизнь полностью изменилась, приведя ее к росту и трансформации такими путями, которые она и представить себе не могла. Таким образом, благодать и духовная работа переплелись между собой.

Действительно, до сих пор в моей жизни ничто не требовало от меня столь быстрого, постоянного и убедительного роста, как моя роль родителя и мое стремление быть в ней как можно более интегральной. К тому же, вы сталкиваетесь с последствиями своего несоответствия этой роли здесь же, в реальном времени; они очевидны и проявляются немедленно – дети предоставляют нам скорую и безжалостную обратную связь своими поступками и самим существованием. Это помогает мне помнить, что я, как родитель, нахожусь в позиции большего понимания, перспектив, зрелости и таким образом способности отвечать (response-ability). Развивая нашу возможность свидетельствовать самих себя в действии, мы перестаем застревать во всех видах проекций (позитивных и негативных). Мы перестаём быть заложниками наших собственных невидимых теней и множества рефлекторных реакций и причуд обусловленности. На этом пути мы на самом деле сможем увидеть наших детей более полно и отвечать им более адекватно, более интегрально.

По мере того, как мы вырастаем, разворачиваясь во всей нашей полноте, возрастает и наше понимание всей полноты ребенка, находящегося перед нами, контекст, в котором разворачивается его воспитание, становится значительно шире. Признавая и взращивая душу и дух в той же мере, что и тело и ум – и в себе и в ребенке – мы помещаем ранние годы жизни ребенка в контекст всего человеческого путешествия, что в конце концов приводит нас к трансперсональным измерениям бытия [11]. Мы ищем способы содействовать построению надежного фундамента в начале жизни, что наиболее важно для роста ребенка в ингрегральную личность  на передовых рубежах эволюции сознания с  готовностью и желанием сделать следующие шаги в человеческом приключении. Мы способствуем пробуждению и осуществлению воспитания к трансценденции с самого начала, по одному шагу за раз.

Примирение противоположностей

Одно из определений целостной, или интегральной, личности – а в нашем случае, интегрального родителя – это его или ее способность рассматривать тот или иной вопрос со множества перспектив, что, в свою очередь, укрепляет нашу способность объединять противоположные аспекты и работать с ними. Мы не привязаны к какому-то определенному мировоззрению. Мы можем смотреть и чувствовать сквозь призму разнообразных вариантов получать результаты и подтверждать каждую из них.

На этой способности основывается очень многое, поэтому я считаю ее одной из самых важных для интегрального воспитания. Точнее, когда мы соотносимся с ребенком и как с «целым» и как с «частью» (вместо того, чтобы выбирать что-то из этого), наша эффективность в родительской роли невероятно возрастает. Другими словами, вместо того, чтобы рассматривать ребенка исключительно как «полноценное человеческое существо» или, наборот, как «процесс строительства», мы относимся к ребенку как к целостной личности, сознавая в то же время, что это юное существо находится в самом начале своего длительного путешествия ко все возрастающей зрелости.

Ребенок как «целое» понимается и принимается нами как полноценная личность, каким бы маленьким он ни был. Эта точка зрения побуждает нас относиться к ребенку при любых обстоятельствах, в любое время с уважением, целостностью и достоинством. Как я должна говорить, управляться, отвечать, играть с младенцем или малышом, если я всегда вижу его как личность, как субъект, но не как объект? Посмотрите на новорожденного. Без сомнения, это чудо: он весь уже присутствует здесь – тело, разум, и более глубокие измерения души и духа. Эти измерения не нужно выстраивать: лишь развивать и реализовывать. Т.е., впереди – большое путешествие, но в то же время, зачатки вех этих измерений самости уже присутствуют и их нужно взращивать и укреплять до тех пор, пока они не пойдут в рост.

Ребенок как «часть» воспринимается как бытие-в-становлении, только начинающее свое путешествие, ему еще многому надо научиться и многое интегрировать. Здесь основным аспектом является знание стадий развития – одного из пяти элементов модели AQAL. Когда мы знаем, на что способен ребенок того или иного возраста в разных линиях своего развития – когнитивного, эмоционального, взаимодействия с окружающими, физического и т.д. – мы не ожидаем от него ни слишком многого, ни меньше того, на что он способен. Мы вводим те или иные понятия или опыт тогда, когда ребенок к ним готов, не раньше и не позже. Мы предоставляем ему направление, указания и образование. Мы помогаем нашему ребенку развить устойчивое и функциональное эго, что включает в себя способность к адаптации к данностям ситуации и благоразумные ожидания. И мы не возвышаем нашего ребенка до того, чем он еще не является, попадая в ошибку пре/транс, что случается, когда мы путаем дорациональный уровень развития с пострациональным [12].

Когда мы придерживаемся только одной из этих перспектив, мы даем нашему ребенку только половину того, что могли бы. Каждая из этих точек зрения содержит часть истины. Если же мы принимаем их за целое, они неточно отражают текущую ситуацию и идут во вред ребенку. Например, если мы переоцениваем «частичность» ребенка, мы рискуем обесценить его внутренние, субъективные измерения (например: «А, она же еще маленькая, ничего не заметит»). Мы можем расслабиться с таким подходом, что «она всего лишь ребенок», и считать правильным не принимать ребенка всерьез, мы можем смеяться над ним или ожидать того поведения, на которое он еще не способен – как, например, постоянно делиться своими игрушками с другим малышом, или спокойно сидеть за обеденным столом длительное время. Мы можем сломить волю ребенка или проглядеть важные аспекты его роста, ставя на первое место собственные намерения
в противовес детским.

С другой стороны, если мы будем воспринимать ребенка только лишь с «целостной» точки зрения, мы можем переоценить его возможности. Здесь мы рискуем возложить чересчур много свободы, понимания и возможности принимать решения на слишком юные плечи. В своем самом сильном проявлении эта односторонняя позиция может привести родителей к пренебрежению таким важным измерением воспитания как требовательность и управление своим ребенком. Одна родительская пара, к примеру, решила никогда не говорить «нет» своей дочери, и попросила своих взрослых друзей поступать так же. К тому времени, как девочке исполнилось семь, с ней было крайне неприятно общаться, и только другие дети могли что-то потребовать от нее, а чаще просто не хотели с ней играть – думаю, родители имели в виду совсем другие результаты, а подобное стало следствием одностороннего и чрезмерно снисходительного подхода.

Объединение этих двух подходов – ребенок как сознающий холон и ребенок как человеческое существо в становлении – дает нам возможность постоянного уважения и признания полноценной личности (все же принимая во внимание, что это ребенок), и одновременно осознавания ограниченных возможностей и ранних стадий развития вашего малыша. На практике это выглядит так. Например, мы очень часто берем новорожденных, которые очень сильно зависят от нашей заботы, на руки. Если мы будем помнить, что это не просто младенец, но и личность, мы дадим ему знать, что мы собираемся делать. Например, мы не просто поднимем его, как будто это предмет, или начнем надевать на него свитер без какого бы то ни было предупреждения. Вместо этого мы будем с ним поступать так же, как поступали бы со взрослым человеком: посмотрим, сообщим, что мы собираемся делать, поймем, что он согласен, и сообщим, когда мы закончим. В то же время, мы понимаем, что хотя он и заслуживает полного уважения, какое мы бы продемонстрировали взрослому человеку, он не может вести и направлять нас целый день. Мы должны дать ему структуру и режим, которые соотвествует их надобностям. Они нуждаются в помощи почти по каждому поводу: им надо помочь заснуть, поесть, успокоить, когда они расстроены.

Таким образом, как – это с наибольшим уважением и из самой глубины нашего существа. Когда и что —  нам как родителям решать, основываясь на подлинных нуждах нашего ребенка. В самом общем смысле, пока мы сами не стоим твердо на позиции интегрального сознания, нас неизбежно будет сносить в ту или иную сторону – или в более свободный подход, который доверяет способности ребенка знать и выбирать; или в более директивный подход, который основывается на авторитере и управлении родителей.

Интегральный подход включает и то и другое – повторюсь, перед нами, родителями, стоит задача повзрослеть самим, стать более интегрированными и сознательными, обратиться к тем нашим сторонам, о которых мы ничего не знаем, или в которых нам неудобно. Для тех, кто предпочитает предоставлять своим детям полную свободу и минимальное управление, установление границ, «нет» и исправление, может стать огромным внутренним изменением, поднимая на поверхность сознания работу с тенью, вопросы, сомнения и глубоко укоренившиеся предположения и привычки. Даже простое внимание к поведению ребенка для того чтобы вмешаться, когда это будет необходимо, может стать сложным для некоторых родителей.

То же самое касается тех родителей, для которых более характерен твердый, авторитарный родительский стиль: когда они видят в ребенке полноценную личность, не увлекаются запретительными мерами, предоставляют ему пространство для свободного исследования, и уважают отношения больше, чем какие бы то ни было инструкции – они сами изменяются на очень глубоком уровне. Мы должны проявлять глубокое внимание к другому человеку, а не управлять ребенком, основываясь на своей личной точке зрения; прислушиваться ко всей полноте его бытия, включать в область своего рассмотрения уровень его развития с учетом различных линиях развития, типа личности и конкретных обстоятельств. Какой бы подход нам ни требовалось сбалансировать и скомпенсировать внутри самих себя и в наших отношениях с ребенком, у нас, родителей, появляется великолепная возможность для роста, работы с тенью и трансформации.

Таким образом, одновременно учитывать перспективы «ребенок как часть» и «ребенок как целое» призывает нас поддерживать тонкий баланс между поддержкой и требовательностью. А поскольку малыш проходит множество стадий развития очень быстро, этот баланс до некоторой степени является движущейся целью – то, что кажется идеальным балансом при уходе за новорожденным, например, сильно отличается от такового, когда мы имеем дело с трехлеткой. Включение в свою перспективу и действие в соотвествии с охватом и разворачиванием – это путь к установлению новых отношений с нашими детьми, путь, который поможет нашим детям вырасти во взрослых, способных здоровым образом справляться с постоянно изменяющимся и все более сложным миром.

Итак, что же становится возможным, когда мы балансируем эти противоположности? И как это будет выглядеть, когда мы должны, к примеру, реагировать на поведение, которое требует дисциплины?

Интегральная дисциплина – некоторые общие соображения

Всю нашу жизнь мы вынуждены примирять такие противоположности, которые выглядят непримиримыми… Как можно одновременно соответствовать требованиям свободы и дисциплины в образовании? Бессчетное количество матерей и учителей как-то ухитряются, но никто не может четко определить, как они это делают. Они привносят в ситуацию силу, которая принадлежит более высокому уровню, где все противоположности превзойдены – силу любви… Разнонаправленные проблемы побуждают человека выходить за пределы самого себя; они требуют, и таким образом стимулируют поиск ресурсов на более высоком уровне, тем самым принося любовь, красоту, добродетель и истину в наши жизни. Только с помощью этих высших сил можно примирить противоположности в нашей ситуации.

Эрнст Фридрих Шумахер [13]

Любовь к нашим детям выражается как в предоставлении им безопасности, поддержки и принятия, так и через стимуляцию, указания и требования. Интегральный набор родителя поддерживает возникающие в ребенке добро, истину и красоту, а также рассматривает, как лучше всего соотноситься и перенаправлять возникающие противоположности каждой из стадий развития. В добавление, как уже упоминалось, каждая стадия развития требует смещения баланса между поддержкой и требованиями. Например, первые 18 месяцев мы принимаем ребенка в полностью любящие объятия Агапе, облегчая его вступление в физический мир, поддерживая формирование и укрепление его воли. Основное внимание сосредоточивается на подержке, на окружении новорожденного и подрастающего малыша лобовью, заботой и безопасностью. Единственные ограничения, которые имеются в этот период, применяются лишь для того, чтобы облегчить ему знакомство с этой реальностью – устанавливаеться ежедневный режим, структура и постоянное направление. Здесь есть и определенные «нет», например, нельзя есть зеленые растения в гостиной или трогать горячую плиту, но чаще всего гораздо эффективнее применять различные приспособления, которые делают ваш дом безопасным для ребенка, который учится ползать, а потом ходить. А запреты лучше оставлять на крайний случай. Мы поддерживаем нашего ребенка в исследовании себя самого и окружающего пространства, и в это время надо точно сбалансировать новый опыт с уже знакомым; поддержка и требования здесь очень тесно взаимосвязаны. В возрасте 18-24 месяца, когда тяга ребенка к исследованию воли, выбора и независимости проявляется больше, пределы и границы, управление и коррекция определенного поведения становятся более подходящими и необходимыми. От двух до трех лет (и дальше), по мере того, как ребенок все больше вовлекается в развитие своего фронтального «я» (frontal self), и начинает понимать логические и естественные последствия, предъявление определенных требований к его поведению в определенные моменты естественным образом помогает ему выстраиваться и развиваться здоровым образом. В этом возрасте, когда в норме развивается воля, мы должны озаботиться тем, чтобы помочь малышу развить ее в соответствии с требованиями адаптации к миру.

Это тонкая и важная задача: для того, чтобы стимулировать здоровую интеграцию возникающих импульсов, мы, родители, должны направлять, исправлять и управлять поведением наших детей и одновременно давать возможность им развиваться не отрицая и не подавляя определенных частей своей личности, чтобы не нарушить их развитие и не оставить их на другой стороне в реальности тени [14].

Вместо того, чтобы выступать за авторитарный общепринятый подход или плюралистический, терпимый к отталкивающему или нездоровому поведению, мы побуждаем нашего ребенка адаптироваться и приноравливаемся к нему сами, насколько это позволяет текущая стадия его развития. Это похоже на танец. Мы примиряем множество противоположностей: между сопровождением ее растущего чувства индивидуальности (автономия) и направления ее навстречу ожиданиям окружающих (коммуникация); между сопереживанием и побуждением к дальнейшему росту; между уважением к растущей воле ребенка и установлением необходимых границ – вот лишь некоторые из них. Чтобы не нарушить этот тонкий баланс, родителю необходимо обладать устойчивым вниманием, которое дает возможность глубоко вслушиваться и отвечать ребенку с точки зрения наивысшего блага, понимать знаки, которые подает нам ребенок, решать, что будет в его интересах и действовать из такого состояния, которое настроено на ребенка, а не на контроль и принуждение.

Итак, родители отвечают за ребенка, но не контролируют его [15]. Родитель учит и направляет, но не прибегает к наказанию. Вместо наказания, которое может привести к подавлению определенного поведения и затем вылиться в недоверние и обиду по отношению к родителю, ребенку представляют логические/естественные (не искусственные) последствия его действий, в сочетании с обоснованными и точными объяснениями, соответствующими его возрасту/стадии развития и типу. Таким образом, наказание исключается, а аспекты более авторитарной системы ценностей, такие как постоянство, надежность и естественные/логические следствия интегрируются. Любовь и дисциплина не являются противоположностями; твердые границы или последствия устанавливаются с теплым, любящим пониманием и любящей твердостью.

Этот внимательный подход, который я предлагаю, поддерживает иерархию на службе ребенка. Другими словами, родитель находится в альфа-позиции по отношению к ребенку, но только для того, чтобы заботиться о нем, и никогда – чтобы доминировать. Этот подход очень внимателен к ребенку, но никогда не центрирован на нем. Это не тот подход, когда родитель уделяет внимание каждому детскому желанию и постоянно ищет одобрения (а иногда, напротив, происходит совершенно противоположное детским желаниям). Это привело бы к дезориентации и излишней нервозности ребенка, и к тому, что ребенок становится капризулей или «примадонной». Напротив, это подход, приветствующий и взаимодействующий с противоположностями нахождения в ведомой позиции и необходимости прислушиваться к ребенку настолько внимательно, чтобы наше направление полностью совпадало с тем, чем является ваш малыш, и всегда делалось с уважением к нему. В качестве замечательного примера можно привести ресторан на юге Франции, где вы не найдете меню. Вместо этого шеф-повар подойдет к вашему столику, поприветствует вас и по мере дружеского разговора, прислушается не только к тому, что вы говорите, но и к тому, каков должен быть ваш ужин. Затем он пойдет на кухню и будет готовить, чтобы служить вам. Таких ресторанчиков, где ваше меню составляется за вас, осталось немного, и происходит это только после точной настройки на то, кем вы являетесь и из чего сможете извлечь наибольшую пользу.

Что может помочь нам в овладении интегральной дисциплиной, или, другими словами, в замысловатом танце переплетений поддержки и требований к нашим детям? Вот несколько соображений.

  1. Во-первых и в-главных, мы должны знать наших детей. Это включает в себя понимание типа ребенка (его характера и развиающейся личности), ее нужд и возможностей, того, какие формы общения лучше всего для нее, в каких областях она развиваетя хорошо, а где ей нужно больше побуждения и практики, в каком состоянии она лучше всего воспринимает управление, стимуляцию и т.д. Еще раз напомню, что модель AQAL поможет нам учесть все основным аспекты того, кем является наш ребенок. Основным здесь будут взаимоотношения между родителем и ребенком. Или, как замечает Нейфельд, связь всегда идет прежде направления [16]. Т.е., ребенок доверяет и любит своих родителей (ребенок уважает своих родителей, но не боится их), а родители знают и любят своего ребенка.
  2. А еще мы должны знать самих себя. Нам необходимо еще хорошо понимать, кто мы и откуда в каждый момент, так чтобы в ситуациях, когда необходима коррекция или установление границ, мы бы реагировали непосредственно на нашего ребенка и эту конкретную ситуацию, а не на что-либо еще. Это дает нам возможность устанавливать дисциплину со спокойной твердостью вместо раздражительного, беспокойного и неуважительного тона или в неподходящий момент.
  3. Понимание стадий развития, через которые проходит малыш, — еще один ключевой момент в понимании как/когда в отношении дисциплины. Как упоминалось ранее, это знание дает нам возможность не ожидать ни слишком многого, ни слишком мало от своего ребенка на каждой из стадий его развития.  Большое количество ссор и ненужных разочарований (как со стороны родителей, так и со стороны ребенка) являются прямым следствием невнимания к этому пункту. К примеру, понимание естественного для определенного возраста поведения помогает нам решить, когда к ребенку следует отнестись с терпением и юмором, а когда его следует направить и дать указания. К тому же, зная, каким мы хотим вырастить своего ребенка (например, интегрированным, зрелым, внимательным и цельным взрослым), мы можем направлять его к этой цели с той скоростью и в той манере, которую он может воспринять и осуществить. Мы также можем предоставить ему возможность внести свой творческий вклад и участвовать в ежедневных делах и обучающих ситуациях, и достигать новых отметок на разных линиях развития.
  4. Признавая множественные перспективы, мы не ограничиваемся только одной (или только теми, которых придерживается наше ближайшее окружение и их ожиданиями), но можем также включать в наше сознание нужды, импульсы и мотивы нашего ребенка. Как сказал Сирс (Sears), «Смотрите глазами вашего ребенка»[17]. Это означает не только способность учитывать множество точек зрения, но и также глубоко вчувствоваться в них и искренне быть с другими. Прислушиваясь к малышу с такой точки зрения, мы скорее будем говорить с ним, чем указывать, «заботиться» или «ограничивать», учитывая его настолько полно, насколько это возможно. Это дает нам возможность подталкивать нашего ребенка в том направлении, в котором, как нам кажется, она хочет расти, и быть уверенными, что ее чувства услышаны и уважаются.

Обучение новым навыкам – от обучения разговаривать до самоконтроля, от использования воображения до самомотивации – может быть весьма увлекательным предприятием! Без сомнения, у вас возникнут разногласия. Момент, когда они перестают быть «просто» разногласиями, или здоровыми разногласиями, как раз очень сильно зависит от того, насколько вы в силах поддерживать баланс между  поддержкой и требованиями. Иногда мы сосредоточиваемся на поддержке, иногда – на требовательности; а в общем – оба принципа присутствуют постоянно в различных пропорциях. Наша родительская задача здесь – определить, каков именно этот тонкий баланс в каждый конкретный момент. Для этого нужно определить, на каком этапе пути находится наш ребенок, и направлять его к следующему, включая и превосходя все и вся на своем пути!

Включение и превосхождение

Тема включения и превосхождения – отличительная черта здорового развития – пронизывает интегральный подход к воспитанию несколькими способами. По мере нашего развития, и как родителей и как человеческой семьи, в идеальном случае мы включаем то, что является здоровым и истинным с предыдущих стадий развития, превосходя их ограничивающие аспекты. Вот два примера:

  • В роли родителей маленького ребенка мы находимся в уникальной и ответственной позиции управления другим человеческим существом, когда мы должны принимать одно решение за другим во благо и для здорового развития другой личности. Для этого мы должны постоянно обдумывать, что способствует здоровому развитию нашего ребенка, а что – нет. По мере того, как наш ребенок продвигается от одной стадии развития к другой, наша задача – направить его к тому, что включается и превосходится из предыдущей стадии развития (что также включает в себя понимание необходимых исключений). Например, для ребенка в 18 месяцев естественно просить что-то звуками и бормотанием. Но для ребенка двух с половиной лет лучше использовать слова, а от трехлетнего можно потребовать уже и вежливого тона вместо требовательного. Мы вносим свои коррективы тогда, когда они лучше всего будут восприняты; другими словами, тогда, когда они соответствуют уровню развития ребенка. Тем не менее, когда вы хотите приучить вашего ребенка к определенному поведению начинать лучше заранее.
  • К тому же, интегральный подход к воспитанию включает и превосходит методы и подходы к воспитанию, которые происходят из предыдущих уровней эволюции сознания. Навыки, понимание, ценности и реакции предыдущих стадий интегрируются, трансформируются и применяются через интегральные линзы. Например, структура и границы, устанавливаемые на мифическом уровне развития через правила и регулирование, не просто повторяются, но применяются с точки зрения появившейся способности удерживать множественные перспективы, принимать во внимание дополнительные уровни понимания, знания и перспектив, которые были получены в ходе продвижения вверх по спирали эволюции.

Воспитание в контексте эволюции

«Вы можете стремиться стать такими, как они, но не пытайтесь сделать их такими, как вы. Ибо жизнь никогда не идет назад и не задерживается во вчерашнем дне»

Халил Джибран [18]

Почему я включила эволюционный контекст как один из трех необходимых требований для интегрального воспитания? Важным аспектом интегрального воспитания является утверждение, что мы – включая наши усилия как родителей – можем эволюционировать. Мы не должны ограничивать наши возможности. Напротив, мы можем привнести в нашу родительскую роль все большее возрастание осознанности. К тому же, мы должны учитывать, что путешествие нашего ребенка включает в себя не только внешнее измерение, но и внутреннее [19]. Что может измениться в нашем подходе к воспитанию, если мы будем иметь это в виду, хотя и будем сосредоточены в первую очередь на ранних стадиях развития нашего ребенка?

Задумайтесь на минутку, что изменится в вашем подходе к исполнению своей родительской роли, если вы привнесете в нее большее осознание? Что становится возможным? Как высоко мы можем поднять планку? Насколько полно мы сможем находиться в здесь-и-сейчас? Можем ли мы принимать каждое мгновение, проведенное с нашим ребенком, как нечто священное, осознавать каждое его слово и действие, и все послания, которые эти отношения несут нам? Даже когда вы устали, даже когда ваш ребенок упрямится и отказыватся выслушивать ваши мягкие, терпеливые слова? Это не имеет ничего общего с тем, чтобы быть «идеальным» родителем, или применять «идеальные» методы воспитания. Это целиком и полностью о том, чтобы поместить себя как родителя в эволюционный контекст, и как уже было упомянуто ранее, искать включения и баланса во все более углубляющемся и расширяющемся понимании того, кем является ребенок перед нами с сопровождением, направлением и управлением дальнейшим его ростом и развитием [20]. Для нас, для нашего ребенка, для отношений между нами, для нашей жизни: принятие и отпускание; включение и трансцендения; сострадание и свобода; поддержка и требовательность [21].

Здесь мы находим баланс между бытием и становлением. Удерживая, а еще лучше снимая напряжение между «тем, что есть» и «тем, что могло бы быть», мы открываем пространство для исследования более интегральных подходов к воспитанию. Мы привносим понимание и доброту к тому, кем мы являемся, и тому, что мы делаем, и мы принимаем вызов становиться лучше, постоянно учиться. Мы не ругаем себя за то, что не всегда справляемся. Мы не пребываем в иллюзии, что мы уже всему научились, и по-другому действовать невозможно. Мы понимаем, что вокруг нас – целая вселенная, поддерживающая наши усилия, предлагающая нам комфорт и поддержку, а так же бросающая нам вызов и настаивающая на дальнейшем движении.

В деле воспитания мы первым делом учимся смирению. Как сказала мне одна мать шестерых детей: «Если вам кажется, что вы все понимаете, если все для вас легко и ясно, то скорее всего, вы ничего не понимаете» [22]. В воспитании мы сталкиваемся с задачей, которая имеет огромное значение, и в то же время мы крайне редко чувствуем себя в силах с ней справиться удовлетворительно. Большую часть времени мы просто не представляем себе, как поступить правильно. И в большинстве случаев, у нас нет времени на то, чтобы это выяснить. Чаще всего мы прибегаем к интуиции. Мы оставлены один на один с этой задачей без особой подготовки или направления. Что бы ни предлагали книги по воспитанию, это не работает именно с нашим ребенкам. У нас есть большие надежды, но мы постоянно садимся в лужу и нам начинает казаться, что мы ни на что не годимся. Разница между тем, что мы теоретически понимаем и тем, что мы можем воплотить на практике, кажется нам вопиющей. Это приводит нас в полное уныние. Но все же во всем этом есть красота и обещание – когда мы полностью погружаемся в нашу неуверенность, и тщетные усилия, когда мы обнаруживаем, что можно одновременно делать все от себя зависящее, ставить себе высокие цели и в то же время все больше прощать себе ошибки, мы не избегаем дальнейших исследований на тему того, как же должно выглядеть более зрелое, подлинное и эволюционно развивающееся воспитание [23]. Тогда мы сможем подходить к воспитанию как к удивительному путешествию, к открытию все новых и новых территорий – как в себе, так и в отношениях с нашим ребенком. Когда мы совершаем ошибку, мы можем увидеть ее, почувствовать сожаление, признать ее, научиться чему-то на этом опыте, а затем продолжить свой путь с новыми силами и вниманием. Воспитание в эволюционном контексте просит нас предложить себе то же, что и нашему ребенку: поддержку и требовательность одновременно. Другими словами, быть проще и принимать себя всерьез одновременно, брать на себя полную ответственность и в то же время полагаться на Великую Тайну бытия для примирения, благодати и обновления.

Таким образом, как я только что говорила, интегральное воспитание не имеет ничего общего с тем, чтобы быть «идеальным родителем» (если такое вообще существует в природе). Напротив, оно понимает, что мы в нашей родительской роли можем большему научиться, интегрировать и стать более осознанными по отношению к нашим родительским задачам. Мы можем стараться привнести Присутствие в любые обстоятельства, и каждый шаг в этом направлении стоит затраченного на него труда. На этом пути мы даем себе обещание не сходить с него, исследовать, как может дальше развиваться наша родительская ипостась и применять на практике наши открытия. В этом путешествии перспективы, отношение и подход становятся все более интегральными (расширяясь как вериткально, так и горизонтально) и таким образом более восприимчивым к движению эволюции в каждом из нас. Нас побуждают к смелости и мастерству. Интегральное воспитание говорит: лучший путь существует, существует путь воспитывать, направлять и сопровождать младенца и маленького ребенка таким образом, чтобы учитывать все то множество аспектов, которые и делают человека человеком, который дает более полную и завершенную картину и понимание того, как воспитывать ребенка, в отличие от общепринятой нормы.

Еще один аспект применения эволюционного подхода состоит в том, что интегральное воспитание не предлагает панацеи. Именно потому, что интегральный подход привержен  идее рассмотрения любой проблемы с наибольшего количества перспектив, точек зрения и областей знания и интеграции всех частичных истин относительно этого, комбинированию известных и неизвестных факторов, относящихся к каждому человеку или отношениям, наши заключения должны отражать уникальность момента и обстоятельств. Как утверждает Мартин Бубер (Martin Buber):

Несмотря на все сходство, каждая новая ситуация, как новорожденный, имеет свое лицо, какого ни у кого никогда не было в прошлом, и не будет в будущем. Это требует от вас ответа, который не может быть приготовлен заранее. Это требует не того, что вы можете найти в прошлом. Это требует присутствия и ответственности; это требует вас [24].

То, что в одной ситуации будет правильным выбором действий, в другой совершенно неподходящим. Это отражает  качество и реальность, в которой в любом случае находятся большинство родителей: стоять на месте вам не придется. Не существует такого положения, когда «ну вот, теперь я точно знаю, как мне быть, отныне и навечно» (удобно было бы, правда?!). Только вы находите то, что подходит вашему малышу – например, режим сна и бодроствования, или еда, которая ему нравится, или способ предоставить ему безопасную и в то же время стимулирующую среду для обучения, — как спустя несколько недель или дней вы сталкиваетесь с новыми трудностями, изменениями и вопросами. Только изменения остаются постоянными. И про сложные, и про гармоничные периоды родительско-детской жизни можно сказать одно: они проходят.

Добавьте к быстрому темпу изменений в жизни маленького ребенка желание родителя не придерживаться убеждений, которые представляются твердой истиной, а, наоборот, быть открытым новому, и вы вступаете в путешествие, которое в буквальном смыле приводит вас на грань неизвестного. Вы можете чувствовать себя неустойчиво и некомфортно, временами все это кажется вам запутанным и слишком сложным. Вы открываетесь опыту динамичной, любознательной, присутствующей, постоянно развивающейся жизни и эволюции как она есть. Интегральное воспитание приветствует изменения, побуждает родителя делает все, на что он способен в данный момент и продолжать поиски того, что будет «лучшим» в следующий.

Итак, снова, мы находим возможность практиковать глубокую духовную истину в нашей родительской роли. Если мы сможем осознать и принять тот факт, что изменения, без сомнения, постоянны, тогда мы задумаемся, как мы можем наилучшим образом справляться и расти по мере этих изменений и через них, как мы можем способствовать высвобождению изменений, вместо того, чтобы тратить наше время и внимание на то, чтобы сохранять существующее положение вещей, таким образом сопротивляясь природе самой вселенной. Это одна из горьких радостей родительства: мы смотрим, как растет наш ребенок, мы восхищаемся этим и иногда мы сетуем на изменения. Иногда мы можем грустить о том младенце в пеленках, каким он когда-либо был, но при этом мы все бы отдали за то, чтобы видеть более целостного, многообещающего и развитого человека, возникающего перед нами.

Я очень хорошо помню, насколько все изменилось для меня, человека очень привязанного к стабильности и постоянству, когда я поняла, что я могу переопределить свою привязанность к тому, что на самом деле только и есть постоянного в нашей жизни – изменениям, и тогда то, чему я сопротивлялась всю мою жизнь становится тем, с чем я могу играть и работать [25]. К тому же, в один прекрасный момент мне пришло в голову, насколько это тяжело – постоянно сопротивляться тому, что есть. Неудивительно, что я постоянно была без сил. Попробуйте-ка затормозить эволюцию саму по себе. Возможно, это прозвучит несколько самонадеянно, но не этим ли занимается почти каждый из нас, каждый в своем роде, когда мы крепко держимся за наши эгоические идентичности и привычный стиль жизни?

Основные общественные институты современности, ключая сельское хозяйство, религию, образование и экономику, должны быть переопределены в терминах мыслящей, самоорганизующей, живой Вселенной, так чтобы вместо разрушения жизненных систем Земли, человечество могло научиться присоединиться к всеобщности живых существ в взаимно поддерживающей манере. Эта огромная задача, без сомнения, встанет перед всеми талантливыми и энергичными людьми всех культур нашей планеты в течение двадцать первого века [26].

В то же время, в самой пучине постоянных изменений, существуют такие аспекты родительско-детского путешествия, которые остаются постоянными, питая и предоставляя стабильность и прибежище. К примеру, отношения укоренены в начальном опыте связи и узнавания, которые в идеале должен укрепляться и расти. Хотя он может разворачиваться самыми разными способами, проходя через подъемы и спады, разделяемое родителем и ребенком пространство «мы», и глубина любви этого пространства, может предложить спокойствие и стабильность в самой гуще движения.

Еще одна постоянная величина, которую мы можем изучить более глубоко и которая дает нам направление и ориентирует нас на нашем родительском пути – это общие принципы и аспекты интегральной модели как ориентирующей карты. Например, не существет коротких путей в воспитании ребенка. Другими словами, мы не можем нигде срезать угол; если естественная стадия развития со всеми присущими ей нуждами «срезается», цена будет очень высока. Понимание стадий развития детей младшего возраста и приспособление наших родительских навыков к росту ребенка таким образом необходимо для того, чтобы раскрытие его потенциала шло в естестенном темпе – мы не должны ни сдерживать его, ни торопить.

Другой пример – это динамика между автономией и объединением на каждой стадии развития ребенка и динамика между Агапе и Эросом, представленная между стадиями развития [27]. Хотя эти аспекты соответственно формируют каждый уровень и переходы между уровнями по-разному, они всегда присутствуют и их надо замечать, работать с ними и учитывать их. Клинический и девелопменталистский психолог Гордон Нейфельд (Gordon Neufeld), например, много пишет о том, насколько важна для маленького ребенка здоровая привязанность для укрепления независимости и индивидуальности, показывает как тесно взаимосвязанны и переплетены все четыре стремления (общение/самостоятельность и Агапе/Эрос) [28].

Еще очень интересно спросить самих родителй, что им кажется постоянным в вихре перемен родительской жизни. Некторые упоминают юмор, другие – скромность, третьи – то, что ребенок постоянно стремится узнавать что-то новое, а еще кто-то говорит о постоянной ценности рефлексии или ответственности за то, чему учится их ребенок. И мы видим, что родительское отношение или душевный настрой родителей так же может служить константой.

Когда мы помещаем нашу родительскую роль в эволюционный контекст, мы снова касаемся кажущихся противоположностей: одновременно быть добрым, но и ожидать многого от самих себя и наших детей; множество путей и лежащий в их основе логически последовательный единственный подход; потенциальное постоянство аутентичного, присутствующего внимания и душевного настроя в центре постоянно меняющихся обстоятельств. При этом мы различаем эти противоположности, но не противопоставляем их друг другу. Это тишина в центре циклона. Мы растем.

Несомненно, раз уж мы стремимся включить интегральное сознание во все аспекты нашей жизни, и в частности, в наше родительское путешествие, сам по себе интегральный подход подразумевает требование и готовность постоянно углублять его понимание. Чтобы чествовать, принимать и применять на практике то, что мы называем великой истиной, и чтобы смиренно признавать и не упускать из виду тот факт, что всегда будет что-то, чего мы не знаем и не понимаем. И слава Богу! Мы живем во вселенной, которая постоянно, каждую секунду, расширяется. Для того, чтобы быть полностью живым в этом невероятном корабле Жизни, мы сами должны сделать решительный шаг. Вместо того, чтобы держаться за привычное, мы должны нырнуть и поплыть, в стремлении постоянно развиваться и расширяться. Так мы становимся сосудами Жизни, проливающейся сквозь тех, к кому мы прикасаемся и встречаем на нашем пути, оживляя их.

Заключение

Возвращаясь к вопросам, поставленным во вступлении – «Можем ли мы растить детей таким образом, чтобы им не приходилось в дальнейшем исправлять последствия воспитания?» И «Как одновременно  приветствовать детей в этом мире, направлять и сопровождать их, полностью поддерживая их раскрывающиеся и расцветающие уникальные дарования и возможности, и побуждать их становиться частью бОльшего целого – семьи, общества, планеты, Космоса —  и вносить свой значимый вклад в эту целое?» Каждый ребенок, каждая семья и те жизненные обстоятельства, в которых они находятся, уникальны. В то же время, все мы имеем общие человеческие условия и являемся частью универсального процесса эволюции.

Я считаю – и это подтвеждается моим жизненным опытом – что когда мы перестаем ограничивать себя и расширяем контексты своих родительских усилий, когда мы становимся родителями вечности, включая в наше осознание как внутреннюю, так и внешнюю сторону жизни, и когда мы привыкаем опираться на интегральную перспективу в нашем ежедневном взаимодействии с ребенком, тогда да, мы действительно начинаем реально приближаться к утвердительному ответу на оба этих вопроса [29].

И таким образом, в завершение, интегральное воспитание объединяет подходы сверху вниз и снизу вверх. Мы фокусируем наше внимание на самом начале человеческой жизни, и в то же время принимаем маленького мальчика или девочку с глубочайшим, широчайшим осознанием на которое мы только способны. С этой, расширенной точки зрения мы внимательно и практично смотрим, как мы можем «поливать», помогать и подбадривать «семя Божье», как говорил Мейстер Экхарт, в младенце или маленьком ребенке так, чтобы они в результате они выросли «в Бога» на своем пути через подростковый возраст к взрослению.

Несомненно, наиболее удивительной возможностью интегрального воспитания в раннем детском возрасте является то, что мы можем применить интегральное сознание к самому началу жизни другого человеческого существа. Это прекрасная возможность начать правильно с самого начала, развивая интегральный фундамент в ребенке, вместо того, чтобы уделять так много внимания коррекции того, что могло пойти неправильно, когда ребенок уже вырос. Другими словами, вместо того, чтобы уделять основное внимание устранению последствий родительских ошибок и латанию дыр в воспитании (что несомненно необходимо и очень важно само по себе), у нас есть возможность применить интегральную перспективу к воспитанию с самого начала.

Как я упоминула в начале, эта статья уподоблена «первой чашечке чаю», некоторому черновому наброску общих черт, общих параметров интегрального подхода к воспитанию на первых годах жизни. Это большое поле для исследования, осознавания и применения полученных результатов. Мы идем все дальше и дальше.

Благодарности: Моя особая благодарность – Стефану Мартино, мужу, коллеге и партнеру в исследовании и применении интегрального подхода к воспитанию. Так же я хочу поблагодарить свою дочь, Адонаю, за постоянное вдохновение и учебный опыт.

Я хочу поблагодарить Стефана Мартино, Криса Найкола, Девида Цейтлера, Ненси Дейвис, Саймона Мейсона, Терри О’Фаллон, Патрисию Гордон, Линн Фельдман, Дженифер Гидли и Айлин Вал Эссен за их ценные комментарии и предложения по более ранним версиям этой статьи.

Библиография

Barnet, A. B. & Barnet, R. J. (1999). The youngest minds: Parenting and genetic inheritance in the development of intellect and emotion. New York: Simon & Schuster.

Buber, M. (2002). Between man and man. New York: Routledge. (Original work published 1947)

Diamond, M. & Hopson, J. (1999). Magic trees of the mind: How to nurture your child’s intelligence, creativity, and healthy emotions from birth through adolescence. New York: Penguin Group.

Eliot, L. (2000). What is going on in there? How the brain and mind develop in the first five years of life. New York: Bantam Books.

Gibran, K.(1992). The prophet. London: Penguin Books.

Hederman, M. P. (2000). Manikon eros: Mad, crazy love. Dublin, Ireland: Veritas.

Kotulak, R. (1997). Inside the brain: Revolutionary discoveries of how the mind works. Riverside, NJ: Andrews McMeel.

Kegan, R. (1982). The evolving self. Cambridge: Harvard University Press.

Neufeld, G. & Mate, G. (2004). Hold on to your kids: Why parents matter. Toronto: Random House.

Schumacher, E. F. (1974). Small is beautiful: Economics as if people mattered. New York: Harper-Collins. An Integral Approach to Parenting Winter 2007, Vol. 2, No. 4 49

Sears, W. & Sears, M. (1995). The discipline book: How to have a better-behaved child from birth to age ten. New York: Little Brown.

Shore, A. N. (1994). Affect regulation and the origin of self: The neurobiology of emotional development. Hillsdale, NJ: Lawrence Erlbaum Associates.

Wilber, K. (1980). The atman project. Wheaton, IL: The Theosophical Publishing House.

Wilber, K. (2000). Integral psychology: Consciousness, spirit, psychology, therapy. Boston: Shambhala.

Wilber, K. (2001). The eye of spirit: An integral vision for a world gone slightly mad. Boston: Shambhala.

Wilber, K. (2003). Kosmic consciousness (Audio CD). Boulder, CO: Sounds True.

Wilber, K. (2006). Integral spirituality: A startling new role for religion in the modern and postmodern world. Boston: Shambhala.

Мириам Мейсон Мартино обучалась психологии, танцу, хореографии и пению. Она имеет диплом психолога Цюрихского Университета со специализацией в детской и подростковой психологии, и также является сертифицированным преподавателем современного танца (Laban Modern Dance), певицей и преподавателем вокала.

Мириам работает в личном консультировании как интегральный терапевт со взрослыми, парами, подростками и детьми. Она является вице-президентом Next Step Integral, огранизации, применяющей интегральный подход в воспитании, образовании, экологии и сообществах. Последние 15 лет она изучала процес воспитания как интегральную практику. Это привело ее к созданию курса по данной теме, работе с родителями в качестве коуча и написанию книги «Интегральное воспитание» (издание ожидается вскоре). Она также проводит семинары по аутентичному пению и движению и выступает как с сольными программами, так и в составе различных хоровых групп, таких как хор Швейцарского национального телевидения и Stiftschor Einsiedeln. Она работает редактором и переводчиком университетских публикаций. Мириам живет в Британской Колумбии, Канада.


[1] Согласно стадиям когнитивного развития Пиаже, это годы составляют сенсорно-моторный период до преоперационной фазы (2-4 года) преоперационального периода.

[2] Холон – это часть/целое. См. Уилбер, 2001, Око духа

[3] Barnet & Barnet, The youngest minds: Parenting and genetic inheritance in the development of intellect and emotion, 1999; Diamond & Hopson, The youngest minds: Parenting and genetic inheritance in the development of intellect and emotion, 1999; Eliot, What is going on in there? How the brain and mind develop in the first five years of life, 2000; Kotulak, Inside the brain: Revolutionary discoveries of how the mind works, 1997; Shore, Affect regulation and the origin of self: The neurobiology of emotional development, 1994.

[4] Kegan, The evolving self, 1982, p. 113

[5] Когда я говорю о ребенке в единственном числе, я упоминаю разный род личных местоимений, вместо того, чтобы писать он/она, его/ее и т.д.

[6] Neufeld & Mate, Hold on to your kids: Why parents matter, 2004, p. 6

[7] Wilber, Kosmic consciousness, 2003

[8] Hederman, Manikon eros: Mad, crazy love, 2000, p. 63

[9] Тогда как на определенных уровнях развития родительство, несомненно, может быть формой нарциссизма (как и многое в психодинамической традиции содержит определенную часть истины), интегральное воспитание поддерживает контекст, внутри которого воспитание также включает внутренние реальности человеческого путешествия. Это значит, что интегральный родитель будет идти по пути собственного разотождествления с эго и присутствия в настоящем моменте, чтобы направлять и сопровождать ребенка в его становлении независимой личностью, а не продолжением родительского эго, которое призвано выполнить родительские неосуществленные мечты или местом отреагирования родительских неинтегрированных аспектов. Психодинамическая традиция в основном имеет дело с внешней реальностью и все еще обращает основное внимание на то, что возникает и должно быть преодолено на уровнях первого порядка. См. Уилбер, «Проект Атман», 1980

[10] Один из самых эффективных способов обучения – это моделирование тех качеств (например, внимание к окружающим, эмпатия, великодушие, уверенность в себе, сила, доброта и т.п.), которые мы хотели бы видеть в своем ребенке. Маленькие дети как губка впитывают информацию и всему подражают; это их способ обучения. Обращаясь с ребенком так, как бы мы хотели, чтобы он обращался с нами и окружающими, мы даем ему направление развития наиболее прямым и определенным образом. Это требует осознанности и глубокой приверженности росту в нас самих. К тому же, мы можем рассмотреть все способы, которые могут негативно или позитивно запечатлеться в поведении нашего ребенка, в его бытии и становлении – например, поведение его друзей (и взрослых), истории в книгах – и делать сознательный выбор относительно того, что из этого демонстрировать своему ребенку.

[11] В этой главе мы кратко обсудили духовную и психодинамическую/эмоциональную линии в связи с родительским путешествием.  Тем не менее, для того, чтобы воспитание действительно стало интегральной практикой жизни, столь же важно уделять внимание когнитивной и физической линии. Таким образом, физическое и когнитивное развитие родителей столь же важно, как и их духовный и психодинамический/эмоциональный рост.

[12] Для более полного описания пре/транс заблуждения см. Уилбер, «Око духа», 2001

[13] Schumacher, Small is beautiful: Economics as if people mattered, 1974, pp. 79-80

[14] В «Интегральной духовности», 2006, Уилбер дает прекрасное краткое резюме того, что Фрейд и психодинамическая теория в общем может дать нам для понимания нашей тени. Кроме того, он описывает, как Интегральный институт скорректировал «абсолютно естесвенную практику выявления, конфронтации и возвращения наиболее пугающих и вызывающих наибольшее сопротивление аспектов нашего Я».

[15] В ситуациях, когда ребенок в состоянии исследовать безопасно и ответственно (в смысле «в состоянии отвечать»), можно «отпустить поводья», и дать ей самой распоряжаться на некоторое время, хотя родитель должен сопровождать ее, и удостовериться в благополучии самого ребенка и других людей, вовлеченных в ситуацию.

[16] Neufeld & Mate, Hold on to your kids: Why parents matter, 2004

[17] Sears & Sears, The discipline book: How to have a better-behaved child from birth to age ten, 1995

[18] Gibran, The prophet, 1992, p. 22

[19] См. Уилбер, «Проект Атман», 1980

[20] Мы раскрываем то, чем наш ребенок уже является. Через расширение и включение любящего внимания и поддержки малыша перед нами, мы можем присутствовать при том, как Дух «спускается к нам через Агапе» (Уилбер, «Интегральная психология», 2000). В контексте воспитания, дух может снизойти на нашего ребенка в том объеме, в котором мы предоставляем ему безусловную любовь Агапе. После принятия нашего ребенка (объятие Агапе), мы также участвуем в «восхождении Духа через Эрос» (Уилбер, «Интегральная психология», 2000), побуждая его, указывая ему и расширяя границы того, чем сейчас является наш ребенок. Другими словами, мы сопровождаем его в восхождении Духа настолько, насколько мы сами овладели Эросом. Таким образом, мы также включаем принцип разворачивания. Каким образом найти баланс в этих принципах (поддержки и требовательности) в каждой конкретной ситуации, зависит от многих факторов, таких как стадия развития малыша, его темперамент и характер и другие конкретные обстоятельства и нужды ребенка в тот или иной момент времени.

[21] Уилбер, «Интегральная психология», 2000

[22] Из личного разговора.

[23] Или, другими словами, позволить себе принять прощение и погрузиться в великое объятие Агапе.

[24] Buber, Between man and man, 1947/2002, p. 123

[25] Я была тем ребенком, который накануне очередного дня рождения страшно сожалеет о том, что еще год прошел, желает остаться в том же возрасте, и хочет, чтобы ничего не менялось…

[27] Агапе – это стремление включить, заключить в объятия и сохранить. Эрос – это стремление превзойти, эволюционировать и выйти за грань. См. Уилбер, «Интегральная психология», 2000.

[28] Neufeld & Mate, Hold on to your kids: Why parents matter, 2004

[29] См. Уилбер, «Проект Атман», 1980

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Облако меток

%d такие блоггеры, как: