Облачные переводы как практика осознания

Интегральная сексология

Рэй Харрис

[Оригинал на англ. яз.]

Все мы интересуемся сексом. В конце концов, это наша третья инстинктивная потребность после воды и пищи. И по сию пору тема секса сопряжена со множеством мощнейших табу. Это непростой вопрос. Некоторые люди испытывают дискомфорт, говоря о сексе или занимаясь им. Очевидно, что секс связан с духовностью, так что же может интегральная теория рассказать нам о сексе? 

В конце 19-го века ряд авторов начали ставить под сомнение превалировавшие в то время установки в отношении секса. Одним из таких авторов-новаторов был Хэвлок Эллис. Он написал книгу, в которой утверждал, что гомосексуальность есть просто разновидность нормы. Он также первым исследовал идею, что женщины могут и должны наслаждаться сексом. Ограничения, налагаемые допустимым объёмом текста, не позволяют мне погрузиться в подробное исследование вопроса, но хорошо известно, что в тот период имели место довольно странные представления о сексе. Женский оргазм считался признаком истерии. Считалось, что мастурбация приводит к моральному и физическому ослаблению, а гомосексуальность — это патология. Всё это поставили под сомнение ряд теоретиков, которые утверждали, что исследование сексуальности должно производиться научным путём, независимо от моральных предубеждений. Эта дисциплина стала известна как сексология.

В то же время антропология начала развиваться как дисциплина. Колониальная экспансия привела к тому, что европейцы столкнулись лицом к лицу с обширным разнообразием культурных практик, включая и диаметрально противоположные взгляды на секс. Хэвлок Эллис написал предисловие к новаторской книге Бронислава Малиновского «Сексуальная жизнь дикарей северо-западной Меланезии» («The Sexual Life of Savages in North-Western Melanesia»). В этой книге исследовались сексуальные практики жителей Тробриандских островов; в ней описывалась динамика очень либерального и открытого подхода. Малиновский поставил под сомнение теорию Фрейда об Эдиповом комплексе, а сексуальные либертарианцы нашли в его работе факты, подтверждающие мнение о том, что многое, что составляет европейское отношение к сексуальности, основывается на ложном нравственном страхе.

Эти новые подходы привели к созданию Всемирной лиги в поддержку сексуальной реформы, в состав которой вошли Эллис, Фрейд, Вильгельм Райх, а также писатели Олдос Хаксли и Д. Х. Лоуренс. Родоначальником группы был Магнус Хиршфельд. Он основал в Берлине первый институт, посвящённый дисциплине сексологии, — Институт сексуальных исследований (ИСИ).

Приход нацистов к власти и Вторая мировая война прервали исследования сексологии (нацисты разрушили ИСИ в 1933 году, — многие фотографии, на которых видно, как нацисты сжигают книги, запечатлевают уничтожение библиотеки ИСИ). Труды по развитию сексологии впали в полусонное состояние, пока на сцену не вышли Альфред Кинси и впоследствии Мастерс и Джонсон. Дисциплина сексологии теперь достаточно прочно стоит на ногах.

Как может интегральная теория дополнить эту дисциплину? Существует ли такое понятие, как интегральная сексология?

Многообразие типов сексуальности

Практически всем людям известно о таких разновидностях сексуальности, как гомосексуальность и гетеросексуальность. Такая дисциплина как сексология показала, что большинство людей представляют собой смесь: очень мало чисто гомосексуальных и чисто гетеросексуальных типов. Вместо этого, по-видимому, мы наблюдаем степени бисексуальности.

Мы можем также предположить, что есть и другие вариации сексуального поведения и сексуального выражения.

  • Интроверт — экстраверт.
  • Моногамность — полигамность.
  • Мужественность — женственность (направленные вовне и вовнутрь).
  • Асексуальность/отсутствие интереса — гиперсексуальность.

Вcе эти формы сексуальности являются нормой и находят выражение как в индивидах, так и в культурах. Это означает, что люди могут демонстрировать широкий диапазон сексуальных характеров: экстровертный, полигамный гетеросексуал; интровертный, незаинтересованный гомосексуал; любвеобильный, бисексуальный свингер; лесбиянки — «бучи» и «фемки»; кроссгендер и трансгендер; внешне мужественный мужчина с женственной сексуальностью; моногамный, частично не интересующийся сексом, частично интровертированный гетеросексуал. Невозможно перечислить все комбинации. Они могут изменяться. Можно начать свой путь с интроверсии и гетеросексуальности, но стать экстровертом и бисексуалом. В течение жизни можно пройти несколько преображений.

Культуры с разной степенью терпимости относятся к различным выражениям этих типов сексуальности. Древние греки были толерантны к гомосексуальному и гетеросексуальному типам сексуальности. Римляне менее открыто относились к гомосексуальности, но были толерантны к активной сексуальности. Некоторые культуры разрешали различные виды полигамии. В иудео-христианской культуре предпочтение отдается гетеросексуальной, моногамной, незаинтересованной и интровертированной сексуальности.

Существуют важные различия и в рамках стратифицированных обществ. То, что разрешается высшим классам и элитам, может запрещаться классам, занимающим более низкое положение. Богатые элиты большинства обществ имеют доступ к более широкому спектру возможностей сексуального выражения, нежели массы. Несмотря на свою репутацию, у королевы Виктория была обширная коллекция произведений, изображающих наготу, как в виде картин, так и в скульптуре. У Екатерины Великой, российской императрицы, были частные комнаты, заполненные эротическими и порнографическими коллекциями. Для аристократов обычной практикой было иметь любовников, наложниц и сожителей. Султаны Османской империи имели гаремы из сотен наложниц. Такие общества также создали моральные системы, которые требовали, чтобы представители низших классов практиковали воздержанность, посему очевиден выраженный политико-экономический аспект сексуальной нравственности. Любая интегральная, или целостная, теория сексологии должна учитывать этот аспект.

Антропология и секс

В результате проведения систематизации различий между обществами сексологи предположили, что их можно распределить по четырём широким категориям:

  • общества с негативным отношением к сексу;
  • общества с равнодушным отношением к сексу;
  • общества с положительным отношением к сексу;
  • и общества, поддерживающие открытое выражение сексуальности.

Примеры негативно относящихся к сексу обществ можно найти среди нилотских, хамитских и семитских языковых групп. В этих обществах мы встречаем в общем запрещающее и наказующее отношение к сексуальному выражению, выходящему за пределы строгих норм. Именно в обществах, представляющих эти языковые группы, практикуется обрезание и уродование женских половых органов. Присутствует также и сильный патриархальный компонент, который ценит девственность и женскую супружескую верность. Он порождает крайне негативное отношение к гомосексуальности и мастурбации, а также на первое место ставит продолжение рода, а не удовольствие. Негативно относящиеся к сексу культуры убеждены, что секс каким-то образом изначально является чем-то плохим и его надлежит контролировать. Отрицательно относящиеся к сексу культуры также подавляют знание о сексуальных вопросах, а женский оргазм может рассматриваться или как нечто плохое, или как нечто незначимое.

Примеры положительно относящихся к сексу культур можно обнаружить среди полинезийских и некоторых меланезийских групп. В полинезийской культуре секс рассматривается и как удовольствие, и как священный акт. Сексуальность связывается с идеей маны — космической духовной силы. Полинезийские религиозные церемонии включали в себя сексуальные действия. (Кук отмечает, что он был свидетелем церемонии, в которой двенадцатилетняя девочка совокуплялась с видным воином, а первые прибывшие в эти места европейские моряки отмечали, что женщины и девочки предлагали себя бесплатно: они так поступали, потому что считали, что европейцы были носителями сильной маны, а занятие с ними сексом позволило бы получить к ней доступ.) Полинезийцы открыто относились к сексуальным вопросам, а некоторые обучали детей искусству получения удовольствия. Полинезийский ребёнок обладал знанием, что такое оргазм, и мог свободно искать удовольствия до тех пор, пока не будет совершено брачное сочетание. Слово tabu происходит из полинезийского, но оно относится к тому, с кем можно заниматься сексом. У полинезийцев была кастовая система, и одни люди могли быть табу для других, в остальном же установки в отношение к сексу были разрешающими. Детям позволялось свободно наслаждаться сексом, а женатые взрослые имели много романов на стороне.

В равнодушно относящихся к сексу обществах снижена значимость секса. Общества, поощряющие секс, активно поддерживают сексуальное выражение. Некоторые племенные группы поощряют мастурбацию у подростков. Некоторые не запрещают игры с обнажёнными гениталиями среди детей. Некоторые культуры уверены, что генитальная стимуляция детей помогает их успокоить и что её можно осуществлять или руками, или оральным путём. В некоторых обществах считается, что оргазмы, эякуляторные выделения и менструальная кровь обладают медицинскими и магическими свойствами. В китайских обществах считается, что секс с молодыми женщинами/девушками предотвращает старение. В некоторых практиках традиционной медицины считается, что мастурбация молодого человека в присутствии больного может иметь целительный эффект.

Антропологи также обнаружили, что в обществах имеется большое разнообразие в том, какие задействуются практики бракосочетания и упорядочевания общества. Матриархальными обществами руководят женщины, патриархальными — мужчины. Патрилинейные общества определяют наследование через отцовскую линию, тогда как матрилинейные — через линию матери. Общество может быть патриархальным, но матрилинейным (иудейское общество). Негативно относящиеся к сексу культуры имеют тенденцию быть и патриархальными, и патрилинейными. Большая значимость придаётся тому, чтобы мужчина мог удостовериться, является ли ребёнок его, таким образом женская сексуальность подлежит строжайшему контролю. В матрилинейных же обществах нет никаких сомнений в том, кто является матерью. Общества могут также разрешать полигамию: многожёнство является одной из самых распространённых форм, но некоторые общества позволяют иметь несколько мужей.

Важно подчеркнуть следующее: антропологи обнаружили, что не существует универсальных норм и поведенческих стандартов. Раньше считалось, что инцест является единственным универсальным запретом, но даже это табу в некоторых обществах не соблюдалось. В Японии инцест матери и сына считается довольно частым. В некоторых субкультурах Индии дети участвуют в сексуальной активности своих родителей вплоть до возраста около шести лет. Есть старинная индийская поговорка: «Чтобы девочке быть девственницей в возрасте десяти лет, у неё не должно было быть ни двоюродных братьев, ни отца».

Что же составляет норму?

Сексология вызывала значительную полемику, потому что она ставила под сомнение идею сексуальной нормальности. Есть ли такое явление, как норма? Есть ли сексуальная патология?

Непросто ответить на этот вопрос. Здесь есть много переменных. Практика, которая нормальна в положительно относящихся к сексу обществах может считаться патологической в отрицательно относящихся к сексу обществах. Практика, запретная в одном обществе, может свободно практиковаться в другом. Здесь нам приходится признать, что культурный релятивизм имеет под собой некоторую достоверность. Похоже, что нет универсальной концепции нормальной сексуальности (хотя в дальнейшем я буду утверждать, что есть такое понятие как интегральная сексуальная этика). Сексуальная мораль, по-видимому, налагается на людей произвольно, то есть она не основывается на каком-либо универсальном поведении. Скорее, она основывается на поведении, которое элита в любом отдельно взятом обществе считает желанным.

Сексология изобрела термин «парафилия». Он происходит от греческого слова «philos» — то есть «любовь» — и «para» — то есть «вне». Парафилия — это любое сексуальное желание, которое выходит за пределы среднестатистического взрослого сексуального выражения. Есть широкий спектр парафилий. Наиболее известными является педофилия, или сексуальное влечение к детям (ребёнок не достигший половой зрелости); телеиофилия — влечение ребёнка ко взрослому; зоофилия — сексуальное влечение к животным; некрофилия — влечение к мёртвому.

Считается, что парафилии возникают, когда нормальное сексуальное развитие фрустрируется тем или иным образом и переносится на «внешний» объект. Этот «внешний» объект затем превращается в фетиш. В большинстве крайних случаев парафил может высвободить сексуальное влечение только посредством фетишизируемого объекта. Таким образом, существуют степени парафилического интереса и одержимости. Очевидно, если у кого-то фиксация на одном-единственном сексуальном фетише, то имеет место патология.

Спутником парафилии является фобия — страх объекта или человека. В крайних выражениях парафилии её также сопровождает фобия.

Значимым фактором в парафильно-фобических комплексах выступает сексуальное подавление. Парафилия, по-видимому, есть главным образом производная отрицательно относящихся к сексу и двойственно относящихся к сексу обществ. Однако, сегодня это сложно доказать. Те положительно относящиеся к сексу культуры, которые существуют поныне, были необратимо деформированы колониализмом и миссионерской деятельностью. Сегодня не осталось чистых положительно относящихся к сексу культур. Христианская мораль подменила традиционные полинезийские и меланезийские установки.

Однако есть несколько интригующих отчетов из предколониальных времен. Малиновский опубликовал наблюдение, что детям на островах Тробриан позволяется участвовать в сексуальных играх, включая коитус. Он задал вопрос взрослым, приводит ли это к тому, что дети эксплуатируются взрослыми со склонностями к педофилии. Взрослые были озадачены и шокированы его вопросом. Они никогда не слышали о таких вещах и не могли вообразить, чтобы взрослые могли интересоваться детьми. По-видимому, на Тробриандских островах не существовало педофилии. Малиновский также заметил, что там не было признаков фрейдистского Эдипова комплекса или инцестуальных влечений между родителями и детьми. Малиновский известен тем, что он оспорил Фрейда в этом вопросе, и у них была непродолжительная переписка.

Какова возможная динамика, стоящая за этим? Может показаться, что в положительно относящихся к сексу обществах сексуальности позволено полное выражение и, следовательно, обеспечивается её нормальное развитие. Ранний сексуальный интерес оказывается удовлетворен, и, таким образом, он не превращается в парафилию.

В поддержание этой теории можно привести недавние случаи жестокого обращения с детьми в религиозных сообществах. Это не ограничивается только католической церковью, но включает также и недавние случаи среди мормонов, свидетелей Иеговы, адвентистов седьмого дня и даже амишей. Эти субкультуры отстаивают сексуальную мораль, отрицательно относящуюся к сексу, что может объяснить частые случаи педофилии и иных парафилий.

Это говорит о том, что нельзя отделить сексуальные патологии от сексуальных практик того или иного общества.

Психосексуальная динамика

Ясно, что сексуальное желание является сильной составляющей нашей психики. В этой области существуют две широкие системы мысли. Одной из них является западный психодинамический взгляд, а другой — восточный психодуховный взгляд.

Отцом западного взгляда является Зигмунд Фрейд. Я пропущу большую часть его теории (для краткости, а также потому что я не хочу продираться через огромный массив материалов, произведённых фрейдистами). Он заметил, что в основе многих психологических комплексов, развившихся у людей, лежат сексуальные проблемы. Мы уже упомянули Эдипов комплекс, помимо этого им была разработана теория, что вагинальный оргазм превосходит клиторальный, что зрелая сексуальная активность является генитальной и что общество требует контроля над сексуальными импульсами, которые в своей изначальной форме являются полиморфными.

Фрейда много критиковали. Мы уже упомянули критику Эдипова комплекса со стороны Малиновского, но последняя волна критики сосредоточилась на его основополагающих идеях. Феминистки раскритиковали его предубеждение против клиторального оргазма, а другие критики отметили его некритическое принятие общественных норм. Я добавил бы сюда и то, что многие психосексуальные проблемы, встреченные Фрейдом, могут быть проблемами наблюдаемого в отрицательно относящихся к сексу обществах подавления сексуального влечения. Некоторые авторы даже ещё более прямолинейно утверждали, что Фрейд попросту отражает сексуальное подавление, свойственное венскому обществу девятнадцатого века.

Вильгельм Райх занимался под руководством Фрейда и в итоге разошёлся во мнениях со своим учителем относительно сексуальности. Тогда как Фрейд, судя по всему, поддерживал конвенциональную мораль, Райх был сторонником того, чтобы заменить её культурой, положительно относящейся к сексу. Райх выдвинул теорию телесной брони — идею, что сексуальное напряжение эмоционально и физически удерживается в теле. Он утверждал, что эти напряжения могут быть высвобождены посредством всетелесного оргазма. Его идеи повлияли на целый диапазон методов соматической терапии.

Райх также считал, что политическая власть, особенно фашизм, опираются на подавление сексуальности. Это привело к стремительному развитию теорий психологического подавления как инструмента власти. Европейская философия развила эту идею по всем фронтам в работах таких теоретиков, как Лакан, Фуко, Делёз и Гваттари. Интегральная сексология должна включать этих исследователей.

Станислав Гроф сделал интересный теоретический вклад в отношении потенциальных причин патологии своей теорией базовых перинатальных матриц. Уилбер подверг Грофа критике за то, что тот стал жертвой до-/над- заблуждения, но данный критицизм относится к смешению пренатальной основы со вселенским Основанием бытия. Эти разногласия не преуменьшают значение общей теории Грофа.

Юнг был на удивление немногословен в отношении вопросов сексуальности, но мы можем видеть, как сексуальное влечение подвергается влиянию архетипов. Юнг признавал, что энергетические качества архетипов могут быть выражены в виде сексуальных образов и энергий. Архетипы могут проявляться в крайне эротизированной форме.

Восточный взгляд выражен в йогических и даосских психодуховных теориях. Они отчасти поддерживают райхианские положения, но являются намного более изощрёнными.

Согласно теории йоги, энергия, или прана, протекает через сложную систему каналов в теле (нади). Блоки течения праны порождают целый спектр симптомов. В теории йоги также утверждается, что человек состоит из пяти покровов (коша): анамайякоша — физическое тело; пранамайякоша — эмоциональное тело; маномайякоша — ментальное тело; виджнянамайякоша — высшее ментальное тело; анандамайякоша — тело блаженства. Прана течёт через все эти тела и каждое тело влияет на другие. Блоки в пранических потоках называются самскарами — впечатлениями и узлами. Сексуальная энергия является разновидностью праны, а сексуальные самскары могут в целом блокировать пранический поток. Таким образом, психология йоги значительно внимание уделяет надлежащему сексуальному поведению как необходимой части духовной практики. Однако, как я поясню позднее, между различными традициями йоги есть разногласия.

Даосская система имеет некоторые общие черты с йогическими психодуховными теориями, хотя присутствуют и различия в анатомии различных телесных оболочек. В настоящей работе нет необходимости погружаться в этот вопрос: те, кого интересует данная проблема, могут обратиться к большому количеству литературы по предмету. Одна из областей, в которых даосизм отличается от многих йогических систем, состоит в его отношении к сексуальности. И йога, и даосизм уделяют большое внимание практикам удержания спермы, но в даосизме утверждается, что сексуальное слияние является важным способом обеспечения надлежащего потока ци. Китайская сексуальная мораль во многом отличается от индийской сексуальной морали. Вновь мы возвращаемся к фундаментальному факту, что не существует единой универсальной сексуальной морали.

Имеются интересные сходства между индийской и китайской системами и теориями Райха. Есть спектр современных терапий и теорий, которые совмещают аспекты всех этих теорий. То, что мы можем сказать с некоторой определённостью, состоит в следующем: здоровое выражение сексуального влечения является основополагающим для психологического и духовного благополучия. Но у нас нет никакой уверенности относительно того, что же составляет норму. Сексуальная травма представляет собой сложный феномен, который необходимо понимать с использованием всех четырёх секторов [интегральной модели Кена Уилбера: верхне-левый, или ВЛ, сектор — индивидуальная психика и сознание; нижне-левый, или НЛ, — коллективная культура; верхне-правый, или ВП, — индивидуальное внешнее поведение; нижне-правый, или НП, — внешние проявления социальных систем, — прим. пер.]. Некоторые сексуальные травмы могут вызываться конфликтом между личным влечением (ВЛ), интернализованными нормами (НЛ) и групповыми нормами (НП), а не самим фактом сексуального акта (ВП). Парафилии, фобии и самскары могут возникать потому, что у субъекта нет способа, которым он мог бы разрешить дилемму. В отрицательно относящихся к сексу обществах наблюдается отсутствие изощрённого языка для обсуждения эротического влечения, а также запрет на обсуждение секса вообще. Подавление является нормативным. Когда Альфред Кинси впервые начал консультировать молодую женатую пару, он был поражён, насколько они были невежественны. У них не было слов для того, чтобы обсуждать то, что они переживали. Удивительно ли после этого развитие сексуальных самскар?

Секс и религия

В «Поле, экологии, духовности» Уилбер использует термины «восходящее» и «нисходящее» движение. Я понимаю, что Уилбер уже отошёл от этой простой полярности к более сложному взгляду, ставшему частью его интегрального методологического плюрализма. Однако этот простой дуализм (двойственность) всё ещё влияет на то, как люди мыслят о проблеме религии и сексуальности. Я считаю, что вполне нормально удерживать в уме эту полярность, но только лишь как некое обобщение. Реальность намного более сложна. Можно привести один пример: люди нередко говорят о полярности аполлонического и дионисийского. Древние греки, однако, сочли бы это забавным. Невозможно понять Аполлона без понимания его сестры-близняшки Артемиды. Они выражают и дуальность, и взаимодополнительность. Не был Аполлон и дистанцирован от мира природы. Артемиде служили сотни нимф, но Аполлон иногда известен под именем Аполлон Нимфегет, то есть божество, верховодящее нимфами. Так что вместо того, чтобы быть отдалённым, несколько абстрактным богом, заинтересованным в искусстве и философии, он также был связан с землёй. Дионис также демонстрирует сходную дуальность. Да, он был богом вина и сексуальных излишеств, но он также был богом высшего духовного экстаза.

Итак, где же возникает полярность? Я могу сделать лишь обобщённое предположение: она, вероятно, возникла в результате перехода от аграрного общества, поклоняющегося матери земле, к обществу, основывающемуся на воинском долге и использовании завоеваний для создания избытка. Изобильное аграрное общество может позволить себе насладиться чувственными удовольствиями, но общество, стремящееся к выживанию и находящееся под постоянной угрозой вторжения от соперничающих групп, должно иметь армию. Матриархальные и матрилинейные общества процветают во времена изобилия, а патриархальные и патрилинейные системы лучше выживают во времена кровавых конфликтов, где высокую ценность имеет сила и мужественность. Древнегреческие общества служат занимательным примером того, насколько интересным образом могут комбинироваться эти две силы. Есть пример племени воинственных женщин, называемых амазонками. Не имеет значения, было ли оно мифом или реальностью (однако большинство историков соглашаются с тем, что в этих историях содержится какая-то доля истины). Общество Спарты известно за свою жёсткую военную дисциплину, но гораздо менее известно, что спартанские женщины образовали практически отдельную культуру. Женщины Спарты владели грамотностью, некоторые их них стали известными поэтессами (Клейтагора и Мегалострата) и философами (Хилонис, Клеанор и Кратесиклея), а также существует предположение, что выдающиеся спартанские женщины брали девочек в качестве любовниц подобно тому, как афинские мужчины брали мальчиков в качестве любовников, вместе с тем служа им наставниками. Девочки участвовали обнажёнными в атлетике, борьбе и рукопашном бое, а цари Спарты приобретали власть через матрилинейное наследование. Знаменитая Елена ценилась столь высоко потому, что она служила ключом, отворяющим двери к трону Спарты.

На острове Лесбос женская гомосексуальность не была запретной, что дало возможность появлению поэтессы Сапфо. И всё же, несмотря на эту вариативность, древние греки содержали дисциплинированную воинственную культуру и успешную империю.

Идея, что секс плох и оказывает ослаблающее физическое, психическое, нравственное и духовное влияние, похоже, возникает в мужских воинских культурах. По всей видимости, настоящей причиной является тот эффект, который открытая сексуальность оказывает на образование мужчинами социальных связей и воинскую дисциплину, особенно если мужчинам позволяется практиковать различные формы сексуальности. Есть, возможно, и связь между высвобождением сексуального влечения и агрессивностью, особенно выраженной в идее, что сексуальное потворство понижает агрессию. Эта идея находит воплощение в занятиях спортом, где сексуальная активность перед спортивным событием, как считалось, истощала атлетов. С тех пор это положение было опровергнуто.

Существовало несколько способов решения этого вопроса в мужских культурах. В Спарте мальчики были отделены от женского сообщества в раннем возрасте. Их сексуальные желания трансмутировались в военную гомосексуальную культуру. Когда спартанец женился, он не жил со своей женой. Вместо этого, он пробирался ночью в супружеский дом и затем возвращался в мужские бараки. Большая часть Спартанского общества была направлена на воспитание сильных мужчин и женщин, сильные женщины, как говорили, родили сильных воинов. Гетеросексуальные связи были направлены на воспроизводство, а гомосексуальные практики оставлены для разрядки и удовольствия. В Афинском обществе замужние женщины должны были оставаться дома и воспитывать детей. Мужчины получали удовольствие посредством гомосексуальных связей или проституток. Некоторые женщины заводили любовников.

Хотя в полинезийских обществах и имелась воинская традиция, они не были подвержены такому же риску вторжения. Конфликтные ситуации возникали, но дело не доходило до противостояния с другими обществами. В этих культурах сексуальное удовольствие не рассматривалось как нечто ослабляющее. Взамен оно считалось положительной силой.

Итак, можно перейти к некоторым широким обобщениям. Те религии, которые возникли на базе патриархальной, воинской культуры развили отрицательно относящуюся к сексу систему верований, в которой значительное внимание уделялось сохранению силы и власти мужчин, равно как и патрилинейного наследования. Сексуальную жизнь необходимо было контролировать для того, чтобы обеспечить сплочённость между мужчинами. Те религии, которые возникли из матрилинейной и невоинской культуры развили положительно относящиеся к сексу системы верований, подчёркивающие духовную важность плодородия и творческую природу сексуальности.

Это не столько вопрос Восхождения или Нисхождения, сколько матриархальной власти в обществах, основанных на мирных и изобильных торговых отношениях, или же патриархальной власти, основанной на завоевании в условиях соревнования и недостатка. Матриархальное мировоззрение считало, что духовность как экстатический дар есть часть изобилия богов, чаще всего — фигуры Великой Матери. Патриархальное мировоззрение рассматривало духовность в контексте более масштабной войны между добром и злом. Оно создало монашеские ордена, напоминавшие армейские казармы.

Древнегреческое общество было комплексным, — в нём можно найти примеры выражения обеих установок. Некоторые греки позволяли сексуальное потворство, а другие выступали против сексуальных излишеств.

Во всех религиях эта полярность была ещё более развита. Наиболее радикально негативные установки к сексу можно найти среди ранних христиан. Прибегнув к буквальному истолкованию эклектического мифа об Эдемском саде, они развили идею, что сексуальный грех стал причиной падения человека. Это было соединено с аскетическими практиками Иисуса и учениями Павла, который утверждал, что хотя лучше всего вообще не жениться, но лучше уж жениться, чем предаваться плотским утехам.

Элементы данного аскетического отвержения секса можно обнаружить в буддизме, особенно в его отношении к просветлению женщин. Его наиболее крайней формой является верование, бытующее у некоторых практиков традиции тхеравада, что даже прикосновение к женщине ведёт к плохой карме.

Противоположное воззрение можно встретить в тантрических и даосских традициях (а также гностических). Эти традиции принимают женственное и включают сексуальную близость как часть духовной практики. Они пришли к весьма разработанному пониманию и языку описания эротического искусства, произвели подробные руководства по сексуальным практикам и психосексуальной динамике, а также признали, что женщины способны достичь просветления.

Некоторые вопросы, однако, не были разрешены. Мы в полной мере не знаем, какое влияние сексуальность оказывает на духовную практику. Мы не знаем, необходима ли практика удержания семени (современная медицина утверждает, что регулярная эякуляция помогает профилактике рака простаты, — значит ли это, что у практикующих воздержание людей это заболевание чаще встречается?). Является ли гомосексуальность проблемой? Вызывает ли проблемы анальный секс? Опять же, похоже, нет каких-либо всеобщих норм. Одни йогические системы выступают против гомосексуальности, но в Китае и Древней Греции она была принятой практикой.

Аспекты развития сексуальности

То, что сексуальность, видимо, проходит процесс развития так же, как познание, ценности, моральное суждение и т. д., имеет смысл. Но является ли сексуальность отдельной линией развития, или же на неё влияют другие линии — когнитивная, аффективная, ценностная и моральная? Можем ли мы вести речь о сексуальном моральном суждении? Что означает моральное суждение?

Я придерживаюсь взгляда, что сам половой акт является скорее простой механической (поведенческой, ВП) активностью. Он требует навыка, но этому навыку можно обучиться. В этом смысле он подобен любому другому навыку, а навык не является отдельной линией развития. Есть множество линий освоения навыков — столько же, сколько самих навыков: теннис является навыком, равно как и игра на музыкальном инструменте, участие в той или иной игре, освоение какого-нибудь процесса. Я осознаю, что, утверждая это, я открываю ящик Пандоры, полный теоретическими дебатами, но, по сути, некто, пребывающий на низком уровне когнитивного (умственного) развития может быть хорошо освоенный навык в каких-то сферах, хотя высокий когнитивный уровень, несомненно, обогащает сам навык.

Если и есть у сексуальности аспект развития, то он лежит в сложном взаимодействии культурного (НЛ), внутрипсихического (ВЛ) и социального (НП) измерений (интегральной модели AQAL, — прим. пер.). Высокий уровень когнитивного, аффективного и морального развития будет помогать человеку балансировать конфликтующие требования каждого сектора (вышеупомянутой модели, — прим. пер.).

Также можно сделать вывод, что стадии морального развития по Колбергу применимы к сексуальному моральному суждению, а посему мы можем говорить о доконвенциональном, конвенциональном и постконвенциональном сексуальном моральном суждении.

Подобное сексуальное моральное суждение обязательно ограничивается доминантным моральным кодексом в отношении сексуальности, принятым в том обществе, где живёт индивидуум. Таким образом, пребывание на постконвенциональном уровне в отрицательно относящемся к сексуальности обществе или субкультуре ставит такие проблемы перед человеком, с которыми в положительно относящемся к сексуальности обществе постконвенциональный индивид не встречается.

На самом деле, я считаю, что наиболее важным фактором развития является то, какой сексуальный моральный кодекс преобладает в том или ином отдельно взятом обществе. В своих предыдущих статьях я описал политико-экономический спектр развития («Размышления в направлении интегральной политэкономии»). По-видимому, секс имеет высокую ценность во всех обществах, а контроль над сексом позволяет обществу контролировать желания и превращать их в профицит. Ранее я описал профицит как излишек всего ценного, а то, что является ценным, определяется уровнем развития отдельно взятого общества. Это говорит в пользу существования иерархии сексуальности как иерархии секса, превращённого в профицит.

Стадия неограниченной и инстинктивной полиморфной сексуальности. Её связывают с семейными группами раннего периода. Не существует ясных конвенций (общественных договорённостей), имеется широкая вариация сексуального поведения, включая бисексуальность, инцест, взаимодействие детей и взрослых, зоофилия, мастурбация и др. Сексуальная активность может не основываться на двустороннем согласии и включать изнасилование. В антропологии приматов это подтверждается, а также отмечается паттерн, в котором сексуальное предпочтение доминантному самцу. Мы также увидим, что профицит доминантного самца или элиты также выступает товаром для торговли и использования.

Когда общество развивается в более крупную племенную систему, можно наблюдать различные правила и табу в отношении сексуальности. На этой стадии всё ещё есть значимая вариативность между племенными группами, но сексуальные правила внутри группы могут быть довольно жёсткими. Эти правила применяются для того, чтобы закрепить магические верования: например, семитские общества имели магическое верование о «пролитии семени», тогда как в других обществах верили, что семя имеет исцеляющие свойства и семяизвержение допустимо. На этой стадии также ограничивается доступ к половым партнёрам согласно конкретным свойствам данного общества. Помимо этого на данной стадии есть различные вариации: патрилинейность, матрилинейность, полигамия и т. д. В «бигмен»-обществах (этнографический термин для указания на те общества, в которых значимую роль играет авторитет так называемых «бигменов» — лидеров общины, — прим. пер.) влиятельный человек (т. е. бигмен) может сохранять для себя определённых женщин (или мужчин) или же открывать доступ к женщинам (или мужчинам) в качестве атрибута своей власти.

В обществах раннего государства сексуальность ещё более ограничена стратифицированной природой самого общества. Высшие классы стремятся контролировать сексуальное выражение низших классов. Это служит нескольким функциям власти. Во-первых, это помогает управлять населением, а во-вторых, что наиболее важно, это превращает сексуальное желание в нечто дефицитное. Если сексуальное вожделение не удовлетворяется, его можно превратить в вожделение к другим вещам (нет тайны в том, почему сексуальность используется в рекламе, — могла бы она сработать, если бы люди чувствовали удовлетворение или могли бы достичь удовлетворения желания другими способами?). Нехваткой можно манипулировать для того, чтобы контролировать низшие классы: можно достичь сексуального удовлетворения только лишь через разрешённые способы. Санкционированная государством религия выступает инструментом морального контроля. Иудео-христианская этика большой акцент делала на гетеросексуальных, моногамных партнёрствах на всю жизнь, санкционируемых церемонией религиозного бракосочетания. Государство отказывалось признавать какие-либо другие формы отношений. Путём контроля над сексом церковь была способна контролировать умы людей.

В обществах стадии позднего государства возникает бунт против стратификации социума. Возникший состоятельный средний класс бросает вызов традиционным структурам власти. Во время этой фазы появляется индивидуализм и различные идеологии, которые ставят под сомнение традиционный авторитет, включая традиционный моральный авторитет. На этой стадии индивиды начинают оспаривать сексуальные нормы своего общества; начинают своё утверждение сексуальные субкультуры. Индивиды освобождаются от моральных ограничений, и всё более усиливается толерантность к сексуальным экспериментам.

Период индивидуалистического сексуального выражения наталкивается на естественные ограничения. Одним из таких ограничений является ограничение на объектификацию. Попросту говоря, индивидуум открывает для себя, что другим не нравится, что их объектифицируют, и это вводит такой феномен, как ограничение межсубъективности. Иными словами, сексуальное выражение должно быть согласовано с другими. Как следствие, происходит взрывное возникновение соответствующих основанных на взаимном согласии групп, исследующие широкое многообразие сексуальных практик, включая экстатические и мистические традиции.

Тут вы могли бы ожидать, что я буду вводить трансперсональный элемент, но всё не столь просто. Позднее я объясню то, в какой степени духовное развитие является параллельной линией, которая может влиять, а может и не влиять на сексуальное выражение.

Здесь же я хотел бы предложить идею, что доконвенциональная сексуальная мораль включает уровни 1 и 2, конвенциональная сексуальная мораль включает напряжение между уровнями 3 и 4, а постконвенциональная — 4 и 5.

Опять же, выражение постконвенциональной морали ограничивается уровнем отдельно взятого общества. Общества на уровне 3 зачастую налагают радикальные законы, преследующие определённые формы сексуального выражения. В некоторых обществах гомосексуалов осуждают на смертную казнь, а за секс вне брака предусмотрены различные формы наказания. В отрицательно относящихся к сексу обществах любая «девиантная» («отклоняющаяся») сексуальная практика порицается и наказывается. Таким образом, любая постконвенциональная мораль подвергается серьёзным ограничениям.

В современном западном обществе мы видим ряд сценариев развития конфликтов вокруг сексуальности. Конвенциональная сексуальная мораль уровня 3 конфликтует с индивидуалистической этикой уровня 4, а постконвенциональная этика уровня 5 — и с уровнем 3, и с уровнем 4. Эти конфликты служат источником интенсивной политической борьбы, в отношении которой я дам пояснения позднее.

Секс и духовное развитие

Я намерен выдвинуть экспериментальную гипотезу, что секс, на самом деле, несущественен для духовного развития. Точнее, что он может играть, а может и не играть важную роль. Всё зависит от того, есть ли у индивидуума, или нет, сексуальные самскары или психосексуальные блоки.

Во всех традициях медитации и созерцания вся несутевая деятельность подвергается сознательному контролю, чтобы предотвратить отвлечение. Вся деятельность сосредоточена на цели духовной реализации. Это такая же дисциплина, как и любые другие. Серьёзные последователи удаляют себя от всего, что отвлекает, включая отвлечение пищей, разлвечениями, отношениями и сексом. Более тонкие психические состояния трудно воспринимать, если в этот момент человек думает о том, как бы ему съесть шоколадку, сходить в кино, переживает об отношениях или фантазирует о сексе. Всё сводится к сосредоточению и дисциплине.

Однако многие духовные дисциплины признают и то, что отвращение является таким же отвлечением, как и вожделение. Попытки не думать о шоколаде, любимом человеке или сексе может в той же степени отвлекать, что и размышления о шоколаде, любимом или сексе.

Процесс психической дисциплины ещё более усложняется тем фактом, что психодуховное развитие в восточных дисциплинах включает разблокирование самскар. Этот процесс может включать перепроживание физических, эмоциональных, ментальных ощущений и ощущений блаженства, связанных с самскарой. Таким образом, последователь может пройти через взлёты и падения ощущений, эмоций, мыслей и тонких переживаний. Если эти самскары имеют сексуальную природу, тогда последователь вновь проживет и испытает сексуальные энергии, и некоторые из них могут быть усилены. Посему любая подлинная (если обратиться к определению «подлинного» и «легитимного», данному Уилбером) духовная традиция должна обладать изощрённым пониманием этого процесса, она должна быть способна объяснить его последователю, в частности ободряя его и напоминая ему, чтобы он не испытывал ни влечение, ни отвращение к переживаниям.

Дело, однако, не всегда разворачивается подобным образом. Тем духовным дисциплинам, которые возникли в отрицательно относящихся к сексу обществах, к несчастью, характерна история создания отвращения к ненормативным сексуальным переживаниям. Отвращение создаёт соответствующие негативные эмоции вины, стыда, злости, ненависти и так далее. Но отвращение также может привести к образованию дополнительных самскар, а также парафилии и фобии. В таких традициях подлинные духовные переживания нередко смешиваются с интенсивными психосексуальными комплексами, в которых сексуальная энергия переносится на религиозный объект или илчность. Олдос Хаксли исследовал эту тему в своей книге «Луденские бесы».

Духовные дисциплины, которые возникли в более положительно относящихся к сексуальности обществах, смогли лучше сформулировать проблему отвращения. Это подводит нас к теме тантризма и вопросу сексуальных норм в духовных дисциплинах.

Индийское общество комплексно. У него есть определённые общие черты, которые позволяют нам создать религиозную категорию «индуизм». И всё же индуизм не является единой религией. Это попросту обобщающий термин для обозначения широкого спектра различных религиозных традиций. Эти традиции могли процветать, потому что Индия никогда не была гомогенной политической единицей, по крайней мере в период до получения независимости в 1948. Различные правители покровительствовали разным сектам и позволяли им развиваться. Некоторые из этих традиций сексуально консервативны и основываются на воинском кодексе, такие как ортодоксалный брахманизм и некоторые формы вайшнавизма. Бхагавад-гита является главой в книге под названием Махабхарата, описывающей историю эпического сражения между силами дхармы (добра) и адхармы (зла). Кришна даёт Арджуне крайне милитаристически сформулированный духовный совет непосредственно перед тем, как тот собирается вступить в решающую битву. Однако Индия также развила и матриархальные, невоинственные духовные традиции, нашедшие выражение в некоторых (но не всех) шайва- и шакта-группах. Тантра является неортодоксальной традицией, которая основывается на древних агрокультурных и матриархальных шаманских традициях. Тантра оказала влияние на индуистскую, буддийскую и джайнистскую религиозную мысль.

На Западе, к несчастью, развито непонимание, что же представляет собой тантризм. Зачастую его сводят до экзотического набора сексуальных практик. Однако сам тантризм подразделяется на два пути, нередко называемых путём левой руки и путём правой руки. Путь левой руки включает спектр йогических техник, нацеленных на ниспровержение моральных ограничений ортодоксального брахманизма. Это преднамеренная трансгрессия, направленная на разрушение отвращения. Посему некоторые тантрические йоги медитируют рядом с погребальными кострами и пьют из чаш, сделанных из человеческого черепа, для того, чтобы преодолеть отвращение к смерти. Тантрические йоги пути левой руки могут использовать ещё и занятия сексом для того, чтобы положительно повлиять на психодуховный процесс, а также преодолеть отвращение к определённым сексуальным практикам. Представители секты нага часто ходят голыми, а традиция авадхуты напрямую бросает вызов обычным вещам, вызывающим отвращение.

Путь правой руки, однако, не практикует эти техники открыто. Вместо этого они используются только как дхараны, или медитативные визуализации. Посему тантрик правой руки будет только лишь визуализировать занятие сексом с партнёром, он будет лишь визуализировать медитацию на трупе.

То, что происходит на многих западных «тантрических» семинарах, на самом деле, является искажением духовных причин, лежащих в основании философии тантризма; ведущие этих семинаров заимствовали экзотические сексуальные техники для возвышения подчас чисто индивидуалистического сексуального переживания. Ничего не имею против того, чтобы люди обучались изощрённым сексуальным практикам, но нечестно называть такие семинары «тантрическими».

Смысл в том, что различные тантрические практики не являются самоцелью. Они являются техниками, созданными для достижения определённой цели, и должны быть отброшены, когда эта цель оказывается достигнута.

На данном этапе я должен сделать краткий экскурс в даосские сексуальные практики. Некоторые даосские школы используют сексуальные практики для улучшения циркуляции ци. Это делается по двум общим причинам: улучшение здоровья и витальности и стимуляция духовного осознания. Опять же, здесь неуместно останавливаться на подробностях. Но я всё же отмечу, что есть интересные различия между различными йогическими школами и даосскими школами. Некоторые школы йоги запрещают гомосексуальность и анальный секс, потому что считается, что он оказывает негативный эффект на кундалини — психосексуальную, духовную энергию. Ещё присутствует и определённый фаворитизм в сторону мужской духовной реализации.

Также я скептически отношусь к концепции удержания семени. В воинских культурах есть традиция вирильности («virility»). Латинский корень этого слова — «vir», из которого мы получаем слова «virtue» («доблесть») и «virile» («мужественность»). Это ещё и героическая, дисциплинированная, мужественная энергия, которую можно истощить женственной энергией. Практика удержания семени имеет оттенок накопления вирильности, и мне интересно, насколько эта практика происходит из противостояния мужественного и женственного. Сущность глубинной тантры состоит в совокуплении мужественного и женственного аспектов Божественного, зачастую символизируемого как смешение белой эссенции семени и красной эссенции менструальной крови. На более глубоком уровне удержание семени, как мне кажется, есть попытка контролировать женственное, нежели по-настоящему отдаться ему. Ещё я скептически отношусь к тому, насколько достоверно она практикуется. Был ряд случаев, когда духовные учителя, призывавшие к целомудрию, были пойманы с поличным на том, что они занимались сексом (тем самым, воспроизводя второй уровень системы бигменов, иными словами — в качестве упражнения власти).

Всё это вопросы, на которые я не могу ответить, но они становятся интересным вызовом для интегральной сексологиию

Религия как носитель сексуальной патологии

Аутентичная духовность есть путь к высочайшей духовной реализации. Очень часто аутентичные духовные практики бросают вызов авторитету конвенциональных религий. Конвенциональные религии могут быть, а могут и не быть аутентичным духовным путём. Вместо этого они нередко играют роль важного института в стратифицированных обществах, предоставляя метафизическое и мифическое обоснование общей системе власти. Это сама по себе сложная проблема, но интегральная сексология обязана её исследовать.

Области, требующие исследования таковы (список неполон)

Сексуальные злоупотребления со стороны религиозных лидеров, в том числе гуру и священников, в отношении не только детей, но и взрослых последователей. Что представляет собой надлежащее сексуальное поведение? Когда необходима сексуальная практика, а когда она является эксплуатирующей?

Какова роль вытеснения в религии? Являются ли некоторые религиозные переживания попросту выражением сексуальной патологии? Например, в какой степени религиозные фигуры используются для проецирования сексуальных фантазий? Являются ли определённые духовные переживания практикующих целомудрие (целибат) монахинь и священников просто психосексуальными, а не аутентичными переживаниями?

Каким образом религиозные учения о сексуальной этике подпитывают отрицательно относящееся к сексуальности воззрение и увеличивают встречаемость парафилии и сексуальной фобии? Например, почему католическая церковь испытывает такие проблемы с педерастией среди священников, а другие христианские деноменации — с системным насилием над детьми и институционализированным отрицанием факта этого насилия (именно институциональное отрицание оказывается наиболее травматичным для жертвы)?

На что похож положительно относящаяся к сексуальности, аутентичная духовная практика?

Интегральная сексуальная этика

Согласно первичной директиве, о всякой человеческой деятельности надлежит судить по тому, насколько она способствует или не способствует наивысшему потенциалу развития в обществе и отдельных личностях. Любое действие может либо задерживать прогресс развития, либо способствовать ему. Интегральная этика должна заниматься продвижением любой практики, которая помогает прогрессу развития, и высказываться против любой практики, которая задерживает прогресс развития.

Я утверждаю, что это применимо и к сфере политической экономии. Это также должно применяться и к сфере сексуальности.

Какие личные и публичные сексуальные практики помогают прогрессу развития?

Это нелегко поддающаяся решению проблема, потому что то, что поможет одному человеку, может задержать в развитии другого. Решением сексуальной проблемы одного лица может быть более открытое сексуальное выражение, но решением для другого может быть ограничение. В любом случае интегральная сексуальная этика требует наличия терпимого, или толерантного, общества для того, чтобы открыть максимальную возможность для положительного сексуального выражения.

Должно быть очевидно, что каждый из пяти описанных выше уровней имеет свою сексуальную этику. Интегральная сексуальная этика в действительности есть постконвенциональная сексуальная этика. Мы можем подытожить пять этических позиций следующим образом.

  • Отсутствие этики.
  • Этика, созданная для поддержания племенной/семейной сплочённости.
  • Этика, созданная для поддержания властных отношений в стратифицированном обществе.
  • Индивидуальная этика, созданная для максимизирования личного удовольствия.
  • Консенсусная этика, основанная на полиморфных группах.

Также после описания влияния подлинной духовной практики на сексуальность я введу и шестой уровень.

  • Самодисциплинированная сексуальность под управлением интегральной первичной директивы.

Самодисциплинированные люди естественно будут вести себя таким образом, который благоприятен для них самих, для их сексуальных партнёров и для значимых кругов равных, объединений, субкультур и обществ, в которых они живут.

Один из аспектов такой самодисциплины состоит в понимании и чувствительности к уровню развития сексуальных партнёров и круга равных, на который оказывают влияния эти отношения. Один из труднейших аспектов жизни состоит в успешном балансе между сексуальными и эмоциональными отношениями. Поскольку сексуальность настолько могущественная сила, она порождает мощные эмоции. Многие из эмоциональных потрясений, которые мы испытываем, основываются на наших реакциях и восприятиях (преимущественно ложных) нашего текущего партнёра и тех, кого мы желаем в качестве сексуальных партнёров. Я полагаю, что подобные эмоциональные потрясения усиливаются в отрицательно относящихся к сексу обществах, где доступ к сексуальному выражению серьёзно ограничен. Такие эмоции, как зависть, ревность, обида, злость и проч. тесно связаны с нашим доступом к радости секса.

И поскольку секс является мощным влечением, его можно использовать для манипуляции людьми. Есть ли такие, кто не отказывал в расположении и сексуальном удовлетворении в попытке контролировать своих партнёров? Есть ли такие, кто не флиртовал с другими для того, чтобы ими управлять? Интегральная сексуальная этика должна уделять серьёзное внимание играм, в которые играют люди, и постоянно спрашивать, служат ли они первичной директиве.

Здесь важно отрефлексировать те игры, в которые играют духовные лидеры со своими последователями. Слишком много было случаев, когда духовные учителя злоупотребляли своим авторитетным положением ради получения сексуальной выгоды. Как я уже упоминал выше, это приводит к тому, что организация возвращается на уровень 2, где учитель становится бигмэном виртуального племени, а секс используется в качестве мощной, тайной валюты. Будет осевая группа потакателей, которые знают, что происходит, но при этом сохраняют тайну и помогают учителю, выбирая даже потенциальных для него «наложниц». Награда их в таком случае заключается в получаемой власти и заместительном сексуальном удовольствии. В таких случаях потакателям могут как бы бросаться объедки. Если учитель мужчина, то близкие мужчины-потакатели могут использовать «наложниц», отвергнутых учителем. В случае женщин-потакательниц, они могут мотивироваться надеждой, что они получат каким-то образом долю сексуальной «магии» учителя. В то же время людей, находящихся вне пределов этого сексуального заговора, просят сохранять целомудрие, тем самым повышая сексуальное напряжение в группе. Эта динамика должна считаться одной из самых деструктивных для подлинного духовного развития. Она является и индикатором того, насколько всепронизывающим является половое влечение, а также того, как им можно манипулировать.

Подлинно интегральная, или целостная, духовная практика должна ясно понимать эту динамику и удостовериться, что в группе присутствует сексуальная честность и прозрачность. Традиционные отношения по типу гуру — ученик возникли в феодальных системах и основаны на динамике уровня 2. Внимательное изучение великих традиций мудрости показывает, что духовная благодать не обитает в отдельном человеке. Гуру, на самом деле, есть театральная декорация. Настоящая работа инициируется собственным внутренним гуру человека.

Интегральной сексуальной этикой тяжело овладеть, но речь идёт об умении владеть собой. Только сам человек может знать свои мотивы и настоящий этический уровень, с которым они работают.

Ещё я должен отметить проблему разрыва власти и мудрости между разными уровнями развития. Очевидно, что лицо, оперирующее на высоком уровне когнитивного развития, обладает более умудрённым пониманием, нежели тот, кто оперирует на более низком уровне. Это открывает возможность манипуляции через различие в обладаемой власти. Об этом нередко говорится в феминистских теориях сексуальных отношений. Об этом также говорится в контексте профессиональных отношений, таких как между учеником и наставником, работодателем и подчинённым, а также ребёнком и опекуном. Однако не всякий дисбаланс власти имеет насильственную природу. Отношения по типу наставничества зачастую могут быть динамичными и позитивными. Возможно и сексуальное наставничество. Но также существует и весомый потенциал для эксплуатирующих отношений. Опять же интегральная сексуальная этика требует самодисциплины и значительной честности в мотивации. Нельзя вступать в сексуальные отношения, если есть большая вероятность, что они повредят прогрессу развития одного из партнёров.

 

Интегральная сексуальная этика и дети

Дети также проходят через процесс развития. Согласно первичной директиве, потенциал их развития необходимо поддерживать на всех этапах. Этот потенциал развития включает и сексуальность. Детям должно быть позволено реализовать свой полноценный сексуальный потенциал по мере взросления и достижения взрослости. Интегральная сексология должна тщательно разобраться в том, как возникают парафилии и фобии, а также способствовать просвещению в отношении этих процессов.

Ясно, что нежелаемое сексуальное внимание и насилие могут вызывать фобии и относящиеся к ним парафилии. Некоторые подвергшиеся насилию дети и сами становятся насильниками. Однако превращение принёсших удовлетворение переживаний в проблемы и присоединение к ним идей греха и вины также могут приводить к фобиям и парафилиям.

Я убеждён, что интегральная сексуальная этика требует решительно переосмыслить, как мы воспитываем и учим детей. Для некоторых читателей может стать сюрпризом, что некоторые пилотные исследования показали, что у детей, воспитанных натуристами, лучше образ тела и менее проблематизированное отношение к сексу. Другие исследования показали, что дети, которые прошли всестороннее сексуальное образование, показывают более высокие результаты по шкалам морального суждения, нежели другие дети. Знание есть мудрость.

По-видимому, путаница моральных суждений в отношении вопроса секса, продвигаемая религиозными правыми, в действительности останавливает многих детей от развития способности к моральному суждения. В этом есть смысл: каким образом может сексуальный моральный кодекс приводить к возникновению постконвенционального морального суждения о сексуальных вопросах?

Многие взрослым и родителям сложно позволить детям определённую степень свободы сексуального самовыражения. Идея невинного ребёнка является глубоко засевшим в культуре мифом. Сколь многим родителям будет комфортно рядом с сексуально активным и просвещённым ребёнком или подростком? И всё же интегральная сексуальная этика требует того, чтобы эти страхи и заботы были тщательно проанализированы. Чего же в действительности надо бояться? Что вы в действительности защищаете?

Религиозные правые всегда утверждали, что образование детей попросту приведёт их к экспериментированию. Это попросту нагнетание страха. Я упоминал уже, что и Голландия, и Швеция приняли всестороннюю программу сексуального образования, у них также очень низкая встречаемость подростковой беременности и соответствующая низкая встречаемость заболеваний, передавающихся половым путём. Некоторые начальные исследования показали, что шведские подростки вступают в первый сексуальный контакт на год позже, чем их британские сверстники. Этот процесс контринтуитивен. Чем больше дети понимают, тем мудрее их решения. Именно сексуально неосведомлённые дети попадают в ранние неприятности (в особенности девочки, ибо именно они могут забеременить, должны обладать достоверной информацией до первой менструации). Быть может, можно вывести закономерность: те, кому сказали, что можно, не делают этого, а те, кому сказали, что нельзя, сделают это.

Помимо этого важно помнить о многообразном спектре поведения. Если детей обучают тому, что существует широкая вариация сексуального выражения, включая и асексуальная незаинтересованность, им легче будет противостоять давлению сверстников действовать каким-то конкретным образом. Недавний опрос австралийских тинейджеров показал, что самое важное, чему они хотели бы научиться в сексуальной образовательной программе, это эмоции и как поддерживать отношения. Сексуальное образование должно вовлекать рассмотрение целого спектра морально-нравственных вопросов, значимых для данной выборки с точки зрения её психологического развития. Я считаю, что базовым физиологическим фактам можно обучать в раннем возрасте — в то же время, когда обучают базовой физиологии. Затем, когда ребёнок достигает половой зрелости и раннего подросткового возраста, фокус должен делаться на согласовании отношений, понимании влечений и терпимости к различиям. На самом деле, возможно, мудрым поступком будет отказаться от названия «сексуальное образование» и назвать такие программы обучением «навыкам жизни» или каким-то эквивалентом, где взаимодействие с сексуальными влечениями было бы одним из множества навыков. Отдельная программа сексуального образования изолирует вопрос и, тем самым, дезинтегрирует его, — нечто противоположное тому, к чему мы стремимся. Значимость секса не должна быть излишне преувеличена.

Март 2006

Выборочная библиография

Интернет-ресурсы

Growing Up Sexually, Magnus Hirschfeld Institute, http://www2.hu-berlin.de/sexology/GESUND/ARCHIV/GUS/GUS_MAIN_INDEX.HTM

The Sexual Life of Savages, Bronislav Malinowski, books.google.com.au/books?id=OSQuvsbE5ooC&printsec=frontcover&dq=The+Sexual+Life+of+Savages&source=bl&ots=WDaCTvF-qp&sig=UjihPZssdxRJ5oJGB9R6Ig09VOo&hl=en&ei=W8SnTLnCPIqlcajU5ZoN&sa=X&oi=book_result&ct=result&resnum=5&ved=0CCcQ6AEwBA#v=onepage&q&f=false

Dr James W Prescott, The Origins of Peace and Violence
http://violence.de/

Dr Milton Diamond. Pornography, Rape and Sex Crimes in Japan. www.hawaii.edu/PCSS/biblio/articles/1961to1999/1999-pornography-rape-sex-crimes-japan.html

Sexual Behaviour in Pre-Contact Hawai’i http://www2.hu-berlin.de/sexology/BIB/DIAM/pre_contact.htm

Книги

Michel Foucault, The History of Sexuality, Vols 1, 2 & 3. — Мишель Фуко, «История сексуальности», 3 т.: «Воля к знанию», «Использование удовольствий», «Забота о себе».

Susan Clancy, The Trauma Myth.

Christopher Ryan and Cacilda Jetha, Sex at Dawn. — Кристофер Райан, Сесильда Хета, «Секс на заре».

Ken Wilber, Integral Psychology. — Кен Уилбер, «Интегральная психология».

Leila J Rupp, Sapphistries.

Cordelia Fine, Delusions of Gender.

Elaine Pagels, Adam, Eve and the Serpent.

David Finklehor, Childhood Victimization.

Willhelm Reich, The Mass Psychology of Fascism. — Вильгельм Райх, «Психология масс и фашизм».

Bettany Hughes, Helen of Troy. — Беттани Хьюз, «Елена Троянская».

James Davidson, The Greeks and Greek Love.

Об авторе

Рэй Харрис — писатель, проживающий в Мельбурне (Австралия). В течение двенадцати лет он изучал тантру и пять лет провёл в ашраме. В 2001 году он получил приглашение присоединиться к Интегральному институту Кена Уилбера. Он является автором статей по множеству аспектов интегральной теории на вебсайте www.integralworld.net. Он написал два романа и ведёт авторский блог на вебсайте www.novelactivist.com.

Advertisements

Comments on: "Рэй Харрис. Интегральная сексология" (3)

  1. отличный набор библиографии получился
    кто следующий в очереди на переводы?

  2. План — сосредоточиться, пожалуй, на Дэвиде Дейде и Барретте Брауне (см. ссылки в «предложить переводы»). Помимо этого в ближайшее время будут добавлены на коллективный перевод отрывки из «Трансформаций сознания» Уилбера, материал уже отсканирован и распознан.

  3. […] [Ссылка на оригинал перевода] […]

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Облако меток

%d такие блоггеры, как: